язык:
научный журнал
РОССИЯ XXI

Витте, самодержавие и империя: мечты конца XIX века

Сергея Витте описывают по-разному – как государственного деятеля, поборника индустриализации, карьериста. Однако Витте, подобно многим русским, жившим в конце XIX века, был мечтателем. Он жил в "европейском имперском веке" – во времени, предшествовавшем хаосу войн и революций ХХ столетия, в период, когда казалось, что глобальная экспансия, новые технологии, могущественные национальные государства и развитие культуры сделали возможным абсолютно все. Автор рассматривает три взаимосвязанных мечты, зачаровавших Витте в эти годы. Первой из была мечта о могучей Российской империи, огромные евразийские просторы которой были подчинены трансконтинентальной железной дорогой, мировой торговлей и русской цивилизацией. Вторая мечта, проявлявшаяся тогда, когда Витте вспоминал о царствовании императора Александра III, была мечта о русской автократии, в которой власть царя была легитимной потому, что она гарантировала мощь империи, общественный порядок и народное благосостояние. Третья мечта, которая становилась необходимой для поддержания первых двух, была мечтой об единстве имперской нации, созданной мощной торгово-промышленной экономикой из разрозненных этнических сообществ, составлявших Российскую империю. По мнению автора, эти мечты в значительной степени мотивировали деятельность Витте в России конца XIX века.

Парадоксы русского консерватизма

Чем ближе новые президентские выборы, тем активнее различные политические силы начинают апеллировать к консервативным ценностям и традициям, зачастую вкладывая в понятие "консерватизм" то содержание, которое им выгодно в данный момент. В каждую конкретную эпоху и в каждой конкретной стране это понятие наполняется новым смыслом. Нет «чистых» и «нечистых» консерваторов, поскольку сами критерии «консервативности» различны, и бывший революционер и ниспровергатель может, придя к власти, превратиться в охранителя и державника. Русский консерватизм не похож на европейский или американский. Он парадоксален и неповторим. Он впитал в себя национальные традиции и вместе с тем пытался и пытается (хотя и робко) ответить на вызовы времени. Хотя на первый взгляд сегодняшняя политическая ситуация кажется стабильной, на самом деле она таит в себе непредсказуемое развитие событий, подобно тому как Россия периода "консервативной стабилизации" Александра III уже несла в себе три революции, опрокинувшие династию. Поэтому консерватизм в чистом виде (т.е. просто сохранение существующего положения вещей) не имеет никаких шансов в России, как и консерватизм, зовущий вернуться в «светлое вчера». Сегодняшняя мода на консерватизм, с одной стороны, уже вызвала дискуссии в среде историков, социологов и политологов, что само по себе позитивно, но, с другой стороны превратило само понятие консерватизма в нечто неопределенно расплывчатое. Все это заставляет нас задуматься о том, как соотносится исторический опыт применения в России консервативной идеологии с проблемами современного консерватизма.

Распутывая переплетающиеся национализмы

В годы после окончания холодной войны Украина ведет борьбу не только за свою политическую независимость, но за саму свою идентичность. Впрочем, составляющие украинской идентичности берут свои начала от несоизмеримых традиций: западничества и славянофильства. С другой стороны, политическая независимость для Украины является в основном формальностью, поскольку в экономическом и военном отношениях она оказывается в зависимости либо от России, либо от ЕС и НАТО. В настоящей статье утверждается, что Украине следовало бы использовать свои связи с Западом, чтобы стать мостом между западным и восточным образами жизни в рамках славянской и православной федерации, целью которой является единство народов, однако единство, неравное поглощению. Альтернативой этому пути оказывается экономическая эксплуатация православной и славянской культуры Украины, осуществляемая западными державами.

Украина, Россия и славянство (дискуссия)

В статье подвергается сомнению способность Украины к подлинной, а не фиктивной независимости. Формирование украинской нации и Украины как национального организма осуществлялось на принципе противопоставления всему русскому, в силу чего украинская идеология изначально имеет антироссийский характер. Это обстоятельство, господство буржуазных отношений, отсутствие экономических предпосылок к самостоятельности, а также тот факт, что в настоящее время Россия не является самостоятельным полюсом силы и встраивается в западный мир с его системой ценностей, не оставляет для Украины альтернативного пути и толкает ее в орбиту Запада.

Украина, Россия и славянство (дискуссия)

Украина занимает пограничное положение между Европой и Россией. Геополитическое положение определяло ее историческое развитие и является важнейшим фактором, формирующим современный внешнеполитический курс. Не являясь независимым государством до конца XX в, Украина была ареной геополитической борьбы между Россией и европейскими державами: Польшей, Австрией и Германией. После провозглашения независимости в 1991 г. Украина стала перед выбором пути: Европа или Россия? Эта дилемма не решена до конца и в настоящее время. В статье сделана попытка показать, что выбор в пользу интеграции с Россией отвечает национальным интересам Украины, и, напротив, выбор в пользу ЕС является губительным для государственного суверенитета и национальной идентичности Украины.

Украина, Россия и славянство (дискуссия)

В настоящее время Украина оказалась на линии «цивилизационного разлома» между Востоком и Западом, Европой и Россией. Не только экономическая слабость России, но и отсутствие у нее какой-либо универсальной культурно-цивилизационной идеи в ближайшем будущем может стать одним из основных факторов ориентации Украины и других европейских государств постсоветского пространства на Европейский союз. В этих условиях отстоять свою «особую идентичность» и национально-культурную самобытность в рамках «третьего пути» или нового «движения неприсоединения» Украине будет чрезвычайно сложно.

Украина, Россия и славянство (дискуссия)

Нельзя заставить Украину делать выбор между бездуховным Западом и духовным Востоком. Идеализации православной духовной культуры нет сегодня ни в России, ни на Украине. И еще труднее ее найти в царском прошлом. Вместо этого Украина должна реконструировать свою демократическую независимую культуру, основанную на собственных традициях казацкой автономии, Магдебургского права, оппозиции самодержавному централизму, православной автокефалии и христианской и народнической социальной морали. Отчасти успех России в преобразовании из деспотической империи в демократическое государство зависит от достижений Украины на этом пути.

Украина, Россия и славянство (дискуссия)

В период наступающей глобализации национальная идентификация оказывается проблемой. Как можно говорить о строительстве собственной украинской цивилизации в эпоху, когда само явление цивилизации под сомнением? Чем может быть и что должно делать предполагаемое национальное государство в таком новом мире? Усилить «многовекторность» политики или стать своего рода мостом между Западом и Востоком? Но готова ли Украина к испытаниям на прочность, которые предъявляются к такому мосту? Автор уверен, что нет. Сила и России и Украины связана с творческой мощью освоенного поликультурного синтеза. Но в этом и слабость, т.к. плотно объединить такое общество может либо общий идеал, либо общий враг.

Основы деловой культуры США

Американская цивилизация – продукт эпохи Просвещения и коренным образом отличается от других цивилизаций. Исторические и географические обстоятельства оказали существенное влияние на деловую культуру молодой страны, не страдавшей от пережитков феодализма, как страны Старого света. Протестантизм как стимул социальной и хозяйственной активности и духовное влияние Британии способствовали формированию рыночной ментальности почти во всех сферах жизни американского общества. Характерным социальным типом США стал бизнесмен, человек дела с относительно высоким уровнем успеха и внешнего признания.

Россия сегодня – «бытие в превращенных формах»?

В статье на основе большого массива фактов продемонстрировано, что современным российским социально-политическим и экономическим реформам изначально недостает системности, что придает их итогам выхолощенный характер – превращенную форму, когда заявленные цели и намерения реформ расходятся с их реальными результатами. В итоге, как полагает автор, сложилась такая ситуация, что сегодня в России практически все базовые институции общественной жизни (социального бытия) носят превращенный характер, поскольку реально выполняемые ими функции расходятся с формально предписанными. Так, институт частной собственности в России не стал основой креативной экономики, парламент – механизмом демократии и формой самостоятельной ветви власти, как не стала политическая партия выразителем массовых настроений в обществе. В этой общей ситуации и университет не выполняет своей миссии – он не стал авангардной формой гражданского общества, барометром демократичности политической жизни, основой развития науки и технологии. И самое главное – система права и правоотношений не функционируют, поскольку их реальным замещением выступает коррупция.

Армия – в империи, империя в армии

Многонациональная и поликонфессиональная Российская империя испытывала проблемы при использовании людских ресурсов в военных целях. Правительству приходилось учитывать и воинские традиции населения различных регионов, и опасность вооружения народов, политическая лояльность которых вызывала обоснованные сомнения. Ситуация усугублялась сословным делением общества и негативным отношением к солдатской службе, рассматривавшейся как наказание. Разные уровни социального и культурного развития западных и восточных окраин России затрудняли процесс унификации правил службы. Власть пыталась использовать армию как школу государственного воспитания и государственной интеграции.

О современных проблемах преподавания истории Северного Кавказа

Статья касается изучения спорных проблем истории Северного Кавказа и связанных с этим методиках преподавания истории. Автор утверждает, что эта ветвь российской историографии находится в стадии серьезного кризиса частично из-за отказа от марксистской парадигмы, который сопровождается идеологическим вакуумом. Он видит способ преодоления этого во всеобъемлющем подходе к проблемам, чувствительным для нероссийских народов, с одной стороны, и в избавлении от сильных мифов, закрепившихся в националистически ориентируемом сознании, с другой, а также в развитии более широкого видения прошлого.

«Другие» евреи: еврейский вопрос в Терской и Кубанской казачьих областях в конце XIX – начале XX века

В центре внимания автора статья – отношение к горским евреям со стороны власти в Российской империи в конце XIX –начале ХХ вв. В 1880-х-1890-х гг. ужесточилась политика по отношению к евреям Российской империи. Одним из дискриминационных законов того времени был закон 1892 г. о евреях Кубанской и Терской казачьих областях. В процессе подготовки этого закона чиновники не обратили внимание на тот факт, что помимо европейских евреев на этой территории проживали горские евреи. Подготовка и реализация закона 1892 г. является примером того, как решался еврейский вопрос в Российской империи.

«Что русскому хорошо, то немцу – смерть?» Земельные отношения и аграрная реформа в немецких колониях Поволжья (1900–1914 гг.)

Перефразируя известное высказывание Наполеона «Политика – это судьба», можно утверждать, что экономика стала судьбой поволжских немцев. Восприятие ими отсталой экономической модели землепользования существенно нивелировало к началу XX века специфические особенности данной группы населения и привело к ее фактической «хозяйственной ассимиляции» или, если угодно, к экономической аккультурации. В результате у поволжских немцев были все предпосылки повторить главные коллизии судьбы российского крестьянства в годы Первой русской революции и столыпинской аграрной реформы. Только положение иноязычного национального меньшинства удержало их от радикального ответа на брошенные вызовы модернизации, в итоге предпочтение было отдано уклонению от вызова, в том числе в форме эмиграции.

Этничность и вера в практиках российского плена 1914–1919 годов. По материалам уральского региона

В статье рассматриваются попытки инструментализации в пространстве российского плена 1914–1919 гг. таких факторов, как этничность и вера. Реалии плена, как показывает автор, оказались таковы, что осуществление через те или иные практики манипуляций с национальными и религиозными чувствами пленных иностранцев давало, помимо искомых результатов, еще и массу побочных эффектов, меняя тот сценарий развития событий, который виделся его авторам единственно возможным. Во многом это объяснялось тем, что политика и экономика, боевые генералы и гражданские чиновники, центр и периферия влияли на рисунок плена сообразно своим интересам и целям, конвенциональность которых отнюдь не являлась данностью.

«Молдавский вопрос» в Бессарабии в конце XIX – начале XX века: сравнительный аспект

В статье проведен сравнительный анализ «Молдавского вопроса» в Бессарабии в конце XIX и в начале XX века. Бессарабия была объектом символической конкуренции Российской империи и Румынского национального государства. Сравнение Бессарабского с другими "национальными вопросами" в России показывает, что молдаване имели сложные позиции в этнокультурных иерархиях, и их национальное движение продемонстрировало сходство с национализмами обеих "западных" и "восточных" национальных окраин Российской империи. В румынской национальной политике Бессарабия играла меньшую роль по сравнению с Трансильванией и Буковиной.
Интерес к обычному праву осетин был и остается актуальным. В наши дни адаты осетин как и других горских народов сохраняются и как ценный исторический источник, и как практическое руководство. Автор статьи основывается не только на изучении публикаций, касающихся обычного права осетин, но и на собственном опыте, полученном во время обширных поездок по горным регионам, предпринятым им для понимания причин сохранения этих древних норм до наших дней.

Что есть благо Отечества? Размышляя над страницами недавно изданной книги

В 2015 году издательство «Политическая энциклопедия» выпустило в свет коллективную монографию «Патриотизм и национализм как факторы российской истории (конец XVIII в. – 1991 г.)» под редакцией лауреата Государственной премии РФ, доктора исторических наук, профессора В.В.Журавлева. Вскоре книга была удостоена Национальной премии «Лучшие книги и издательства года – 2015». Рефлексия автора статьи направлена на процесс формирования и эволюции идей русского патриотизма и национализма, анализируемых в монографии. Он пытается проследить, как в ходе исследования реализуется идея распутывания сложного клубка проблем, связанных с историей и сущностью понятий «патриотизм» и «национализм» в русской истории, идеологии и общественном сознании.

«Мы работаем не только на благо всего мусульманского мира, но и всего человечества»: мусульманское движение в Евразии в 1917 году

Статья посвящена мусульманскому движению на территории Евразии в условиях Великой российской революции 1917 года, анализу его целей и лидерам, руководившим через Всероссийский мусульманский совет многомиллионным мусульманским населением Российской империи, ставшей в сентябре 1917 г. Российской Республикой. Особое внимание уделяется личности председателя этого Совета Ахмеду Цаликову, – теоретику и лидеру этого движения.

«Образовать автономную Крымскую Социалистическую Советскую Республику как часть РСФСР». И.В.Сталин и создание Крымской автономии (1921 год)

В статье освещается процесс образования Крымской Автономной Социалистической Советской Республики, ключевую роль в котором играл народный комиссар по делам национальностей правительства РСФСР И.В.Сталин. Длившийся десять месяцев поиск оптимальной модели национально-государственного статуса Крыма завершился выбором варианта, который может быть определен как территориальная автономия с учетом исторической традиции и элементами национальной окраски.

Общекавказская государственность в период революции и Гражданской войны: идеи, проекты, попытки реализации

Статья посвящена вопросам формирования единой общекавказской государственности в период Российской революции и гражданской войны 1917–1921 гг. Распад Российской империи привел к обострению политической и социально-экономической ситуации на Северном Кавказе, в то же время различными политическими силами выдвигались проекты объединения всех народов Кавказа и создания единого государственного образова-ния. В статье анализируются различные модели государственности, которые пытались внедрить на Северном Кавказе как местные, так и общероссийские политические силы, и объясняются причины провала подобных попыток; исследуется место и роль нацио-нальных движений народов Кавказа в контексте национально-государственного строительства в послереволюционной России.

Для чего и какая физическая культура нужна пролетариату СССР?

Весной 1918 года в советской России началась всеобщая военная подготовка граждан, одной из основных задач которой являлась организация физического обучения рабочего класса и крестьянства. Для решения этой задачи была создана стройная теория «советской системы» физической культуры и образованы органы руководства и контроля за развитием физкультуры и спорта в государстве диктатуры пролетариата.

Революционер, политик, государственный деятель Ш.-И.Шагиахметов

Статья посвящена одному из первых социал-демократов в Российской империи Ш.-И.Шагиахметову, представителю татарского дворянства, мусульманской интеллигенции. Сделана попытка анализа его биографии и общественно-политической деятельности до 1917 г. и в условиях Великой российской революции 1917 г. Особое внимание при этом уделяется его политической публицистике, вкладу в мусульманское движение, в становление самоопределения населения Туркестана.

Практическая реализация «советской системы» физической культуры в 1920-е годы

В СССР после окончания гражданской войны существовали четкие официальные идеологические установки на работу по внедрению «физкультурного оздоровления масс» в быт советских граждан. Однако практическое распространение физкультуры оставляло желать много лучшего. Несмотря на активнейшую деятельность ВСФК, Главполитпросвета, Пролеткульта, пролетфизкультов, профсоюзов, комсомола, рабочих клубов и других организаций и ведомств, массовой физкультуризации в СССР в 1920-е гг. не наблюдалось.