язык:
научный журнал
РОССИЯ XXI

Выпуск № 6 от 2016 г.

Атомное оружие – детонатор холодной войны. Две проекции (окончание)

После атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки отношения между США и СССР буквально мгновенно достигли самого низкого уровня. Вопрос о безопасности Советского Союза вновь обострился. Проблема ядерного оружия оказалась в центре международной дискуссии. Человечество оказалось навсегда по соседству с оружием массового поражения. В этой новой атмосфере идея водородной бомбы, рожденная в США, в военном мышлении обернулась культом ядерного «сдерживания» как средством самозащиты. Между тем угроза ядерных разрушений вызвала к жизни широкое массовое движение, решительно выступившее против попыток массового убийства, которое безоговорочно можно было бы назвать и самоубийством. Научное сообщество в своей большей части убедилось, что шансов создать щит из ядерного оружия, фактически нет. Это и есть самый главный урок из истории холодной войны.
ключевые слова: водородная бомба; «Cупер»; РДС-6с; Семипалатинск; Саров; испытание «Майк»; Курчатов; Сахаров; Теллер; «план Баруха».

Между единством и расколом: влияние начала войны во Вьетнаме на Движение сторонников мира

Статья, базирующаяся на анализе рассекреченных документов российских архивов, посвящена рассмотрению двойственного влияния начала войны во Вьетнаме на дальнейшее развитие Движения сторонников мира. С одной стороны, это находило свое проявление в усилении начавшейся с конца 1950-х годов раскольнической деятельности китайских представителей внутри Движения. С другой стороны, широкое протестное движение против агрессии США во Вьетнаме стимулировало стремление сторонников мира к более тесному сотрудничеству с другими антивоенными движениями и организациями миролюбивых сил, несмотря на существующие между ними политические и идеологические противоречия, характерные для эпохи холодной войны.
ключевые слова: Движение сторонников мира; Всемирный Совет Мира; Советский комитет защиты мира; Всемирный конгресс; советско-китайские противоречия; Южный Вьетнам; ДРВ; СССР; США; начало войны во Вьетнаме.

Зигзаги судьбы: профессор А.В.Флоровский и его советские коллеги (окончание)

В заключительной статье серии рассказывается о развитии научных контактов А.В.Флоровского с советскими историками в конце 1950-х – 1960-х гг. Особое внимание уделено его общению с Е.П.Подъяпольской, которая взяла на себя редактирование «Писем и бумаг императора Петра Великого». Освещается поездка А.В.Флоровского в СССР в 1967 г. В статье приводятся аргументы, согласно которым закрытость советской науки стала одной из причин, тормозивших изучение петровской темы. В заключении осмысляется специфика научных контактов А.В.Флоровского.
ключевые слова: А.В.Флоровский; Е.П.Подъяпольская; А.А.Новосельский; С.А.Фейгина; «Письма и бумаги императора Петра Великого»; Петр Великий; Чехословакия; СССР; научные контакты; историография; Зарубежная Россия; хрущевская «оттепель».

Лиля Брик. В жерновах мифа о Маяковском

Гюстав Флобер утверждал: «Не прикасайтесь к идолам... их позолота остается у вас на пальцах». Но этому предупреждению не вняла главная героиня этой статьи – возлюбленная поэта Владимира Маяковского Лиля Брик, которая, дабы спасти от забвения его творческое наследие, обратилась в 1935 г. за помощью к живому советскому кумиру – Сталину, объявившему тогда Маяковского «лучшим и талантливейшим поэтом нашей советской эпохи». Однако Лиля Брик недолго грелась в лучах этого пропагандистского мифа. Уже с середины 1950-х гг. она превратилась в объект организуемых сверху перманентных пропагандистских проработок: будучи космополиткой по мировоззрению и сексуально раскрепощенной в личной жизни, да к тому же еще и еврейкой, Брик явно не вписывалась в официальный образ верной и идейно выдержанной подруги революционного пролетарского поэта. О том, как партчиновники и ангажированные ими литературоведы пытались задним числом переписать историю любви Владимира Маяковского и Лили Брик, превращая последнюю в роковую женщину, виновную в смерти поэта, и рассказывается в данной статье.
ключевые слова: Лиля Брик; В.Маяковский; маяковедение; музей В.Маяковского; еврейский вопрос; К.Симонов; ЦК КПСС; Французская компартия.

Дипломатия Петра I на заключительном этапе русско-турецкой войны 1686–1700 годов. Часть VI

В заключительной части статьи описываются события последних десяти дней (6–16 января 1699 г.) работы Карловицкого конгресса и подводятся его неоднозначные итоги для России. Как ни странно, этот короткий период, когда, казалось, дело близилось к благополучной развязке, был исполнен драматического напряжения, чреватого чем угодно. Снял это состояние Прокопий Возницын. 13 января он согласился подписать русско-турецкое перемирие, чем предрешил более или менее успешное завершение конгресса.
ключевые слова: Русско-турецкая война 1686–1700 гг.; Священная лига (1684–1699); Карловицкий конгресс; Петр I; П.Б.Возницын; П.В.Посников; А.Маврокордато; Рами Мехмед-паша; Вильям Пэджет; Якоб Кольер.

Перестройка до основания (окончание)

В середине 1993, в связи с просьбой о выяснении некоторых событий во время Олимпийских игр в Москве в 1980 году, у меня состоялась встреча с Леонидом Шебаршиным, бывшим начальником советской разведки. После отставки он создал частное агентство безопасности для обеспечения охраны новых предприятий, возникавших в результате приватизации. Реформы в экономике и формах собственности требовали изменения систем охраны. На работу в разные охранные службы переходили бывшие сотрудники КГБ, имевшие необходимую квалификацию. В 1993 году в Российской Федерации началась ваучерная приватизация, проекты которой были разработаны Государственным Комитетом по управлению государственным имуществом. В статье дается критика российских методов приватизации и сравнение ее с приватизацией в Великобритании. Возникшие в России экономические проблемы привели к конфликту между президентом Борисом Ельциным и Верховным Советом РФ, которые завершились роспуском российского парламента.
ключевые слова: Джон Симпсон; Афганистан; Леонид Шебаршин; ваучерная приватизация; Борис Ельцин.

«Бесы», «игроки» и «мечтатели», или как человек становится революционером. Часть VI

Язык, по мнению якобинских лидеров, имел статус политического инструмента: он излагал и двигал революцию. Оппозиции нормативность / жаргон соответствовало противопоставление патриотов / эмигрантов, прогресса / мракобесия с олицетворявшими их ценностями. Французский язык воплощал Республику, Просвещение, Свободу, патриотизм, точные знания, мягкое и гармоническое звучание, ясность и методичность, разум. Напротив, феодализм, варварство, рабство, предательство, суеверия и фанатизм, идиомы резкие и неприличные, тяжелый жаргон и грубость, опора на чувства служили характеристиками диалектов.
ключевые слова: Французская революция (1789–1799); политическая культура; теории общественно-политического устройства; представление об идеальном государстве и обществе, революционный дискурс и языковая политика в системе государственного управления.