язык:
научный журнал
РОССИЯ XXI

< Выпуск № 2 от 2012 г. >

Интервью С.Е. Кургиняна посвящено сложной и двусмысленной ситуации, сложившейся в России накануне и во время выборов (декабрь-март 2011-12 гг.). Сложность ситуации определяется крайней нестабильностью политической жизни в стране, наличием противоборствующих тенденций. Автора не устраивает как либеральный курс, объявленный несистемной оппозицией, так и стратегия власти, обреченной на двусмысленность. Кургинян является выразителем общественного запроса не на стабильность прежнего курса, а на стратегический проект новой России, России контрмодерна и контрэлиты, где интересы большого государства пришли бы в соответствие с интересами частного сектора и отдельного человека.

Несостоявшиеся победы: русские формирования в Польше (1919–1924)

Становление молодых республик в Версальской системе международных отношений сопровождалось становлением национальных армий под руководством французского генерального штаба. В восточной политике Пилсудского союзниками могли быть антисоветские формирования. После интернирования их разместили в польских лагерях. Амнистированные беженцы находились под опекой советских и эмигрантских структур

Восточный вектор внешней политики Польши: геополитическая традиция и современность

Статья посвящена внешней политике Польши на восточном направлении. Наибольшее внимание уделяется теоретическому базису польской внешней политики. В статье рассматриваются исторические и теоретические корни современной польской геополитической доктрины, а также вопрос о роли Польши в расширении евро-атлантических институтов. Различные формы Ягеллонской парадигмы в польской геополитической мысли используются для объяснения их проявления после 1989 года. Статья раскрывает их влияние на развитие атлантистского геополитического вектора в современной Польше и объясняет ее восточную политику.

Интеллигенция-4: прошлое и настоящее

В статье рассматриваются такое многозначное понятие, как «интеллигенция», и соответствующий ему феномен – интеллигенция как особенное явление в социальной, политической и культурной истории старой России, Советского Союза и России современной. Демонстрируется, что неопределенность и расплывчатость, нетерминологический характер этого понятия являются отражением реальной исторической ситуации, в которой интеллигенция сложилась не столько как объективная данность, сколько как общность, определяемая прежде всего через самосознание, через самоидентификацию и представление об особой миссии. Рассматриваются причины, обусловившие эрозию интеллигенции в указанном значении в постсоветской России.

Какие партии были в Российской империи?

В статье прослеживается процесс генезиса политических партий Российской империи, определяются его хронологические границы и стадии. Автор показывает, что Россия имела богатый и уходящий своими корнями в глубокую древность опыт политической борьбы и полагает, что говорить о значительном отставании российского партогенеза от европейского некорректно. Неверен тезис и о приоритетности возникновения партий на национальных окраинах империи. Напротив, пример партийного строительства давал центр страны и, прежде всего, столицы. Социалистические организации, опережая консервативные и либеральные на начальных стадиях генезиса по темпам формирования, все же завершают свое становление позже последних, что соответствует мировой практике. Отобрав оформленные партии с помощью признаков, оговоренных в статье, автор получил гораздо более скромные данные об их численности по сравнению с фигурирующими в исторической литературе. Отобранные партии были классифицированы по территориально-национальному и доктринальному признакам.

Русско-японская война в воспрятии российского крестьянства

В статье рассмотрен вопрос об источниках сведений о событиях на Дальнем Востоке и отношении к ним крестьянства. Война затронула крестьянство призывом запасных и новобранцев. Не война явилась причиной тяжелого положения деревни, но она обострила социально-экономические проблемы. Основу информационного обеспечения Русско-японской войны для крестьян составляли патриотические лубки и устная информация, которая была двух видов: проправительственная (через духовенство) и антиправительственная (через «умных людей»). Интерес крестьян к войне был, но скорее негативный. Они отрицали и критиковали существующие порядки, призывали запасных и новобранцев «не ходить на войну», а односельчан – ничего не жертвовать на нее, не платить податей и налогов. Часть крестьянства сотрудничала с революционными агитаторами и пропагандистами. Начавшаяся революция заслонила собой неудачную войну и заключенный мир не привел к успокоению народа.

«Я думаю только об одном – о благе и величии Родины»

Впервые публикуется полный текст письма от 1927 года бывшего царского генерала К.Л. Гильчевского к М.И. Калинину. Поводом для написания послужили хлопоты о пенсии, однако, содержание письма этим не ограничивается. Гильчевский излагает свою биографию, подчеркивая, что во время революции 1905 года отказался участвовать в карательной операции, а в период Гражданской войны не пошел служить к А.И.Деникину. Бескомпромиссно, порой на грани антисоветских оценок, бывший генерал критически анализирует советскую систему. Также подчеркивается приверженность автора письма партиотизму. Письмо вызвало реакцию и в 1928 году рукопись Гильчевского, обобщающая его боевой опыт периода Первой мировой войны была издана в СССР отдельной книгой.