язык:
научный журнал
РОССИЯ XXI

< Выпуск № 4 от 2010 г. >

Интервью посвящено широкому кругу современных геополитических проблем, затрагивающих как внутреннюю российскую ситуацию (катастрофа на шахте Распадской), так и область взаимодействия России с ближайшими и «дальними» соседями. Предметом экспертного анализа становятся и ситуация в Киргизии, и российско-украинское взаимодействие, и проблемы борьбы с терроризмом и наркоторговлей. Все эти приметы нашего неспокойного времени свидетельствуют о том, какой хрупкой и подчас иллюзорной может быть стабильность в мире. За каждым событием сегодняшнего дня скрывается опосредованная угроза. И любой взрыв, понимаемый буквально или метафорически, может иметь непредсказуемые последствия. Корректная политическая аналитика служит в данном случае надежным ориентиром для тех, кто должен принимать в современных условиях взвешенные и эффективные решения.

Окраина, но не периферия. Стабильность международной системы

К концу ХVIII в. Англия приобрела в качестве колоний Канаду, Австралию, Новую Зеландию. К концу ХIХ в. страны, став переселенческими колониями, прошли удивительную эволюцию, превратившись в аграрно-индустриальные доминионы, полигоны социального и политического экспериментаторства. К концу ХХ в. страны продолжили свой эволюционный путь, сохранили и развили все достижения. Сегодня они – великие продовольственные державы, крупнейшие производители сырья, энергоресурсов, а также наукоемких, высокотехнологичных товаров. В современной мировой системе эти срединные державы не являются лидерами, но за счет высокого уровня развития играют важную стабилизирующую роль.

Пост сдан. Последний год ГДР. Из дневниковых записей советника-посланника посольства СССР в Берлине (продолжение)

У кризиса ГДР была своя внутренняя логика. После открытия Берлинской стены требования демонстрантов о демократизации политической жизни республики все чаще сменялись призывами к объединению с ФРГ. Население ГДР получило возможность ознакомиться с уровнем жизни западных немцев, одним из самых высоких в мире, и надеялось, что в случае вступления в зону марки ФРГ оно станет жить так же. Вместо вопроса о сохранении самостоятельности ГДР на повестку дня встал вопрос об условиях отказа от нее. Мало кто задумывался о том, что же в конечном счете останется от социальных гарантий, образцовой системы образования, эффективных мер поддержки семьи и материнства, а также других достижений, которыми по праву гордились ГДР и ее граждане.

1944–1945 годы: Красная Армия в Восточной Европе (окончание)

Во второй части статьи рассмотрен вопрос об отношении населения Румынии, Венгрии и Закарпатья (Подкарпатской Руси) к Красной Армии, вступившей на их территорию в 1944–1945 гг. Использованы материалы российских архивов, опубликованные документы и существующая литература. Говорится о трудностях изучения вопроса, о необходимости конкретно-исторического кого исследования феноменов русофильства и русофобии, о сегодняшнем отношении в странах и регионах к факту освобождения их Красной Армией. Приводится материал о состоянии захоронений советских воинов в Польше, Чехии, Словакии, Сербии, Болгарии, Венгрии, Румынии, о том, как отмечается на Западе 8–9 мая, день победы над гитлеровской Германией.

«Тверская полубогиня»: великая княгиня Екатерина Павловна – лидер консервативной национально-аристократической «партии»

Великая княгиня Екатерина Павловна (1788-1819), «тверская полубогиня», родная сестра Александра I, сыграла исключительную роль в становлении русского консерватизма как политического течения. Она явилась инициатором создания манифеста русской консервативной мысли – записки Н.М.Карамзина «О древней и новой России», выдвинула на пост «диктатора» Москвы в канун 1812 г. лидера консервативной «русской партии» Ф.В.Ростопчина. Великая княгиня последовательно и целенаправленно боролась с правительственным либерализмом своего венценосного брата и была одним из тех политиков, кто смог добиться опалы самого видного деятеля правительственного либерализма той эпохи – М.М.Сперанского.

Образы «народных героев» войны 1853–1856 гг. в культурной памяти

Война 1853–1856 гг., несмотря на разочарование, которое она вызвала у современников, впоследствии не стала забытой и превратилась в один из важнейших героических и народно-патриотических символов. Эйфория первых успехов, ожидания несомненной будущей победы, патриотический подъем начального периода войны трансформировались в чувство скорбной гордости к началу XX века. Подчеркивалось, что поражение было не моральным, а военным, «физическим». В статье показано влияние героической традиции прошлых войн, в частности кампании 1812 года против Наполеона I, на эволюцию памяти о Крымской войне. Эта традиция задавала своеобразные рамки существованию памяти и способствовала сглаживанию образа травматического прошлого благодаря постепенному стиранию трагической памяти и дополнению её героической. В статье рассматриваются образы персонажей из народа, сложившиеся в нарративах и вошедшие в своеобразный Пантеон героев войны в Крыму. Образы должны были подчеркивать народный характер войны, где огромное место отведено подвигу, жертвенности, моральному превосходству над противником. Сами герои превратились в символы и стали частью севастопольского мифа.

И.Э.Бабель и К.Е.Ворошилов. Доклад К.Е.Ворошилова в ЦК РКП(б)

Впервые публикуется доклад из архива К.Е.Ворошилова, посвященный «Конармии» И.Э.Бабеля. Установлено, что этот доклад, написанный писателем А.И.Тарасовым-Родионовым, должен был стать кульминационной частью разгромной кампании против Бабеля и главного редактора журнала «Красная новь» А.К.Воронского. Его публикация позволяет представить закулисную сторону литературной жизни 1920-х годов и вместе с тем увидеть, как менялась политика партии по отношению к литературным «попутчикам».
Дочь многодетного крестьянина из Астраханской губернии М.П.Голикова всю жизнь проработала медицинской сестрой в Институте имени Н.В.Склифосовского. С 1934 года она была постоянной операционной сестрой и секретарем знаменитого хирурга академика С.С.Юдина. На рассвете 23 декабря 1948 года Голикову арестовали по делу Юдина, объявленного английским шпионом, вынудили ее дать вымышленные показания против академика, а через 10 месяцев приговорили к 8-летнему заключению в Особом лагере МВД СССР. Весной 1952 года после ее отказа от ряда прежних показаний Голиковой снизили срок «наказания» до 5 лет, в мае 1953 года – освободили по амнистии, а спустя 4 года – реабилитировали. Юдина реабилитировали в августе 1953 года; через 10 месяцев он скончался от болезни сердца. Потеряв самого близкого человека, Голикова посвятила остаток жизни сохранению архива Юдина и публикации его работ. Впервые в истории советской медицины не маститый профессор, а безвестная прежде медицинская сестра стала редактором-составителем ученых трудов академика