язык:
научный журнал
РОССИЯ XXI

< Выпуск № 3 от 2005 г. >

Точка сборки: победа как главный нервный узел всей российской духовной, культурной и политической проблематики

Сегодняшней России, чтобы обрести себя, необходима объединительная идея, нужна «точка сборки». Автор статьи считает, что такой «точкой сборки» может быть ее Победа во Второй мировой войне, поэтому осмысление сути этой войны не просто дань памяти. 60-летие Победы может и должно стать для каждого хотя бы попыткой обрести точку сборки. Но мы видим, что сейчас пытаются подвести черту под Войной, имеющей вечное, онтологическое значение, исказить ее суть. Вторая мировая – это битва, в которой коммунизм спас мир от фашизма, битва между модерном и контрмодерном. Уравнивание фашизма и коммунизма, как двух проявлений тоталитаризма, абсолютно не допустимо, т.к. это антиподы, фокусы двух антагонистических мегасистем. Главным для фашизма было победить модерн до конца: геополитически – уничтожив СССР и США, историософски – либерализм и коммунизм. Во времена «холодной войны» Запад использовал фашистов, интегрировав их в свою элиту, и в результате стал убийцей своего модерна. Важнейшим оружием в этом деле стал постмодерн. Теперь человечество может спасти только «живой смысл» обновленного модерна.

Как воевали евреи: по Солженицыну и в действительности

Свой долгий и славный подвижнический путь в литературе и общественной жизни А.И.Солженицын бездарно омрачил объемным – в тысячу страниц – двухтомным псевдоисторическим трудом «Двести лет вместе» о совместном проживании в едином Российском государстве русских и евреев. Остроумцы тут же окрестили книгу «Двести лет врозь». Это ироническое название как нельзя лучше передает дух и содержание лебединой песни нобелевского лауреата, так ярко выразившей старую черносотенную идею о том, что евреи являются не просто инородным телом в России, но всей своей деятельностью способствовали крушению российской государственности, духовности и культуры. Даже участие евреев в Великой Отечественной войне Солженицын умудрился подать так, что, согласно ему, евреи, в основном, отсиживались в тылу, а уж если каким-то образом и попадали на фронт, то чаще всего пристраивались там во всякого рода безопасных и теплых местечках и службах и всячески уклонялись от участия в боевых действиях. Если оба тома «Двухсот лет вместе» лживы и фальсифицированы от начала до конца, то глава «В войну с Германией» просто смердит антисемитизмом, которым Солженицын, как выяснилось, пропитан до мозга костей.
В центре внимания автора находится сложная и болезненная тема эволюции национальной памяти о величайшем событии отечественной истории – победа над гитлеровской Германией. Как показало празднование 60-летнего юбилея этой победы, огромная часть нашего общества не только утрачивает связь с ее смыслами, но и вообще перестает интересоваться ими. Вместе с тем, в силу своей не отменяемой масштабности, события и лица той эпохи продолжают оставаться объектом весьма опасных для России, да и для мира в целом политических и психологических манипуляций. Мы все ближе подходим к грани, за которой реальны становятся окончательный пересмотр итогов Второй мировой войны и перекодирование ее смыслов. Ряд фактов указывает и на возможную переоценку ролей Германии и СССР–России в этой войне, последствия чего могут оказаться для нашей страны поистине трагическими. Между тем разрушительная работа, основным инструментом которой является манипулирование общественным сознанием с целью вообще лишить его способности воспринимать и героическое и священное в истории, продолжается. Тем самым открывается дорога к реваншу сокровеннейшего фашистского замысла, согласно которому доступ к героическому есть привилегия сверхчеловека. А потому противостояние этой работе означает наследование традиции антифашизма в той же мере, в какой продолжение ее наследует традиции Третьего рейха.

К истории освобождения Праги (5–9 мая 1945 г.)

Освобождение Праги от немецко-фашистских оккупантов – последнее крупное сражение Второй мировой войны в Европе. В городе и его окрестностях была сосредоточена почти миллионная немецкая группировка армий «Центр» под командованием фельдмаршала Шёрнера, а также части СС, получившие в конце войны приказ до последнего патрона сражаться против Красной Армии и сдаться наступавшим с запада американцам. В освобождении Праги участвовал ряд сил: восставшие пражане, «власовцы» (дивизия так называемой Русской освободительной армии), части 1, 2 и 4 Украинских фронтов Красной Армии. В течение 5–9 мая 1945 г. город или его районы несколько раз переходил из рук в руки. Американские войска, находившиеся от Праги на расстоянии 60 км., хотя и могли освободить ее, благо части вермахта не оказывали им сопротивления, но в соответствии с договоренностью с советским командованием не стали наступать на город. 9 мая он был окончательно и полностью освобожден в результате успешно проведенной Пражской операции Красной Армии. В статье показано, как развивались события в Праге 5–9 мая 1945 г., какие силы участвовали в ее освобождении, каковы были взаимоотношения между ними.

Невыдуманная история начала II Мировой войны: Советский Союз и мир в 1939–1940 гг. глазами эксперта Госдепартамента США

Статья, базирующаяся на аналитических обзорах прессы за рассматриваемый период вместе с прилагаемыми двумя документами из архивов США, посвящена рассмотрению ряда важных вопросов, связанных с обрушением мирового порядка, Версальской системы в «эру Мюнхена». Как об этом говорит само название статьи, автор фокусирует свое внимание на объяснении причин крушения хрупкого, нестабильного мира в сентябре 1939 г., используя свидетельства очень осведомленных очевидцев событий, чьи взгляды на мировую политику и чьи способности оценить поведение великих держав накануне и на начальной стадии Второй мировой войны никто не мог бы называть предвзятыми или ненадежными. В статье рассматривается процесс дезинтеграции и упадка международной инфраструктуры накануне Второй мировой войны, как это виделось видным обозревателям – сотрудникам газеты «Нью-Йорк таймс» и многоопытному специалисту в области внешней и внутренней политики России профессору Чикагского университета Сэмуэлю Харперу. С весны 1937 г. профессор Харпер выполнял специальное задание: он знакомил американских политиков с результатами своего изучения «российского феномена» с целью извлечения уроков и нахождения ответов на вызовы, брошенные России. В течение многих лет он был неофициальным советником государственного департамента США по вопросам советско-американских отношений. Харпер с большой достоверностью информировал соответствующие ведомства Вашингтона о самых главных чертах и особенностях сталинской модернизации России. Он завоевал известность и как ведущий авторитет по проблемам послеверсальской Европы, сползавшей к самой большой катастрофе в своей истории, которая имела своей кульминацией агрессию Германии против Польши, капитуляцию Франции и крах баланса сил в Европе, как он сложился после Первой мировой войны. Основной тезис статьи следующий: перед лицом гитлеровской агрессии западные демократии (включая и США), проигнорировав потенциал Советского Союза, поставили под угрозу не только свои собственные интересы, но и мир на земле в качестве главного приоритета. Потребовалось почти два года, прежде чем Лондон и Вашингтон осознали потенциально решающую роль СССР в борьбе против фашизма в союзе с противниками Гитлера. Но это неохотно было сделано только после поражения Франции в июне 1940 г. и появления ясного представления, как много оказалось поставлено на карту.

Пейзаж после битвы: поверженная Германия глазами американцев

О чем была Вторая мировая и Великая отечественная война? Кто был ее главным зачинщиком и источником угрозы? На чьей стороне была правда? Эти, казалось бы, давно решенные вопросы сегодня вновь поднимаются журналистами, историками и даже политиками, которые пытаются перевесить ярлыки добра и зла с одних стран и народов на другие. Поэтому особенно поучительно вновь обратиться к тому, в чем видели смысл этой великой борьбы ее непосредственные участники. Самым убедительным историческим свидетельством подлинных настроений западных союзников СССР могут служить внутренние документы американской разведки и дипломатии, запечатлевшие тот неповторимый психологический настрой победного 1945 года, с которым американцы вступали на территорию Германии, и их свежие впечатления от увиденного на дымящихся развалинах «третьего рейха». Особый интерес представляют записи допросов нацистской верхушки летом 1945 года, которые американское командование так и не передало своим советским союзникам.