язык:
научный журнал
РОССИЯ XXI

< Выпуск № 1 от 2004 г. >

Как это ни кажется парадоксальным на первый взгляд, но именно отказ Ельцина от запрета КПРФ помог укрепить действующий режим и добиться дискредитации коммунистов. Сейчас Россия превратилась в страну управляемой демократии, где главный источник власти – элиты, которые определяют своих политиков и выводят на авансцену людей, например типа Жириновского, который самый больной вопрос России – русский – опошляет и доводит до карикатурных форм. Те, кто голосуют за Жириновского, посылают власти сигнал о своем разочаровании нынешней политикой, а результаты выборов в Госдуму свидетельствуют о том, что народ требует от власти взяться, наконец, за проект национальной модернизации. Нужна серьезная перетряска элиты, которой следует отказаться от сладкой жизни, переодеться в рабочую спецовку и подчинить себя достижению одной цели – национальной модернизации. Наступило время революции сверху.
Делают ошибку те наблюдатели, которые полагают, что возникновение глобальной гегемонии США в наше время связано с процессом исчезновения биполярного мира в последнем десятилетии ХХ в. В действительности же истоки данного процесса восходят к периоду динамичных изменений в социально-политической истории США, который принято называть «прогрессивной эрой» (1890–1920 гг.). Фактически современная Америка родилась в начале ХХ в., именно тогда она превратилась из преимущественно аграрной страны в современную нацию гигантских промышленных корпораций, финансовых империй и в некое подобие всемирного инновационного центра. Тогда же США не только стали великой державой, но и предприняли активное вторжение в мировую политику, порвав с изоляционизмом и претендуя на роль ведущей глобальной силы. Политический истеблишмент США последовательно усиливал свое влияние на процессы глобального характера, проповедуя идею об универсальном значении «американской системы» и ее уникальных преимуществах. Две исключительно близкие по своей природе, но отличные инструментально внешне политические идеологемы, нацеленные на достижение американского верховенства в мире, были представлены яркими фигурами политической элиты – Теодором Рузвельтом и Вудро Вильсоном. В современных дебатах по вопросам внешней политики США обе они подкрепляют доводы сторонников той или иной системы взглядов, обосновывающих право Америки на имперство.

Борис Годунов: гордость и смирение в средневековой Руси

Смутное время начала XVII века – необычный период в русской истории, им начинается "переходное" семнадцатое столетие, лежащее на перепутье между Средними веками и Новым временем. Династический кризис, пришедший со смертью последнего законного государя, сына Ивана Грозного, становится глубинным потрясением для культуры русского средневековья. "Великая Смута" поразившая страну в 1598 году и продолжавшаяся вплоть до избрания Михаила Романова в 1613г. – феномен, сложный для понимания современного человека. Автор статьи предпринимает попытку изучить самосознание людей в период "великого смущения", реконструировать представления, господствовавшие в умах современников бурных событий начала XVII века. Историко-феноменологическое исследование ориентировано на выявление и анализ топосов, символов и понятий, при помощи которых древнерусские книжники описывали происходящее, на реконструкцию мифов, существовавших в сознании средневековых авторов. Какие представления откроются нам при помощи подобной работы? Какими глазами смотрели современники на драматические события этого времени, что видели в необычных бедствиях, пришедших в страну? Для того, чтобы понять природу такого сложного культурного явления, каким была "великая Смута", автор предлагает обратиться к изучению мифореальности людей XVII века. Способно ли полученное здесь знание изменить наши представления о прошлом? Найти ответ на эти вопросы призвана статья, посвящённая первому царю Смутной России, знаменитому боярину на престоле, предполагаемому убийце царевича Димитрия – Борису Годунову.

Звездный час российского пацифизма

Освещается с привлечением новых архивных материалов история знаменитой инициативы правительства Николая II по установлению контроля над вооружениями, приведшей к проведению первой Гаагской конференции мира (май–июль 1899 г.). В центре внимания исторически беспрецедентный альянс российской дипломатии с международным мирным движением, принявшим широкие масштабы. В ходе кампании поддержки российских предложений был сформулирован противоречивший диспозициям генеральных штабов вывод о принципиальной недопустимости близившейся мировой войны, ввиду ее неизбежно катастрофического для всех участников характера. Получив политико-пропагандистский выигрыш, но, с другой стороны, натолкнувшись на сопротивление партнеров по переговорам, российское правительство на самой конференции практически сняло свой собственный разоруженческий проект и взяло ориентацию на договоренности исключительно по гуманитарным вопросам «права войны». После русско-японской войны правительство России и лично сам царь уже в принципе выступали против любых попыток ограничить вооружения, что реально засвидетельствовала петербургская дипломатия на второй Гаагской конференции (1907г.). В статье делается вывод об актуальности гаагского урока и для современности: опыт показывает, что в условиях глобализации политика сверхвооружений в сочетании с методологией силовых решений конфликтных проблем ведет в тупики новых войн, чреватых угрозами для всего человечества.

Присоединение Грузии к России и обострение международной обстановки в Закавказье (1801–1804 гг.)

В статье рассматриваются мотивы и процедура принятия русским правительством решения о присоединении Грузии к России. Высказывается гипотеза о том, что у последних грузинских царей не было иного способа спасти себя и своих подданных от национальной катастрофы. Петербург, взяв Грузию под свое покровительство, вольно или невольно бросил вызов Ирану и Турции – державам, считавшим Закавказье традиционной сферой своего влияния. Обострение международной ситуации в этом регионе в начале XIX века происходило еще и за счет растущего британского и французского присутствия в иранской политике.

Заметки из жизни общины невидимых евреев

Статья посвящена тому, как за полторы тысячи лет менялась демографическая ситуация на Аравийском полуострове, который первоначально был густо заселен еврейским населением. Вытеснение евреев началось с Йемена после их поражения в войне с эфиопской державой Аксум. С появлением новой религии – ислама – автор связывает начало массовых гонений на иудеев, полное уничтожение которых на Аравийском полуострове завершилось к середине XIX века после возникновения ваххабизма, единственным способом разрешения противоречий в котором является джихад, даже по отношению к тем, кто тоже исповедует ислам, – шиитам и суннитам.