язык:
научный журнал
РОССИЯ XXI

< Выпуск № 1 от 2001 г. >

В этой работе анализируется статья бывшего начальника разведки генерала Дудаева, возглавляющего ныне Кавказский общий рынок, Х.А.Нухаева, "Давид и Голиаф", в которой отрицаются такие ценности как национальное государство, утверждается, что цивилизация и ее порождение – город – это скверна, и с городской цивилизацией необходимо бороться, воспеваются варварство и родоплеменные отношения. Автор убедительно доказывает, что эти утверждения особенно опасны потому, что вписываются в глобальный контекст политики новой администрации Дж.Буша. В рамках сегодняшнего истеблишмента существуют сильно трансформированные, но от этого не менее опасные, нацистские идеи, принципы эсэсовского института "Аннанарбе". "Новый мировой порядок" этого рода проповедует деиндустриализацию, архаизацию, суррогатную религиозность и пр. для всех, кроме элитного ядра человечества. Жесточайшая эпоха, в которую мы вступаем, – постмодерн, являющийся средством управления миром и трансформации его к античеловечности, еще более омерзительной, чем фашизм, а противостоять этому можно, только усилив и реализовав осмысление государственности.
В течение многих десятилетий гонка атомных вооружений, возникшая из конфронтации двух сверхдержав послевоенного мира, имела доминирующее значение в мировой политике, однако атомные аспекты внутриполитической жизни СССР и его внешней политики оставались малоизученными. Ныне, после того, как стали доступными многие секретные материалы, появилась возможность ответить на многие важные вопросы, которыми задавались исследователи в течение многих лет и которые имеют фундаментальное значение для понимания внутренних движущих факторов советской внешней политики в первые годы холодной войны (1945–1949 гг.), ее мотивов и особенностей. Главный из них, насколько сильно был выражен в ней компонент, связанный с национальной ментальностью, и какие шаги предпринимал Сталин с тем, чтобы противостоять американской атомной дипломатии. Предлагаемое вниманию читателей оригинальное исследование базируется на большом массиве российских и американских источников, проливающих свет на многие, неизвестные до настоящего времени события, факты и явления, рассматриваемые преимущественно в социально-психологическом ракурсе.
Исследователь германской истории С.В.Оболенская представляет политический портрет одного из самых влиятельных и широко известных государственных деятелей Европы XIX в. О.ф.Бисмарка. Она пытается взглянуть на Бисмарка сквозь призму его молодых лет, когда складывались основы его профессиональных качеств политика и дипломата и формировался характер. В работе последовательно опровергаются некоторые устойчивые стереотипы, в том числе мифы советской историографии, раскрывается сложность и противоречивость личности Бисмарка и его политики. После завершения объединения Германии целью внешней политики Бисмарка, как отмечает автор, стало не развязывание войны, а сохранение мира в Европе. Однако предотвратить общеевропейскую войну Бисмарку удалось ценой роста милитаризма и усилением розни между европейскими государствами, что в конечном счете все-таки привело к Первой мировой войне.
Очерк посвящен сопоставлению духовного христианского учения и доктрины Р.Штейнера. Автор исследует фундаментальные расхождения двух мировоззренческих систем. Это касается, в первую очередь, религиозной сущности Евангелия в том виде, как понимает его Штейнер. С.Булгаков приходит к выводу о том, что рассматриваемая доктрина не имеет ничего общего с "углублением христианства", но по сути становится подменой христианства, антропософским искажением традиционной догматики. Культ Р.Штейнера, основанный на идеях нехристианской восточной мистики, оказывается "религиозной подделкой". Здесь не остается места ни одному из самых дорогих христианину "сокровищ веры". Своеобразием доктрины, ставшей предметом критики С.Булгакова, состоит в том, что оккультизм приводится в систему. Однако видимость научности здесь скрывает одно из опасных заблуждений, "суеверие наших дней".
В центре внимания автора данной статьи находится с 1991 г. в значительной мере характеризующая политическое самосознание современной России неспособность определить свое отношение к "советскому наследству". Начав с обвального идеологизированного его разгрома – причем даже в той части, которая касалась итогов Второй мировой войны, – она сегодня сталкивается с тяжелыми проблемами как социально-политического (разрушение национально-исторической идентичности), так и государственно-правового порядка. В том числе – и в определении той территории, над которой объявлен ее суверенитет. Наиболее острым образом это сказывается применительно к тем территориям, которыми РФ владеет лишь как наследница державы-победительницы во Второй мировой войне, СССР. И лишь в той мере, в какой она идею этого наследования закладывает в фундамент своего нового государственного бытия. Международный ажиотаж, в центре которого с началом нового века и тысячелетия оказалась Калининградская область, убедительно показывает, что России не следует дальше медлить с предельно ясным самоопределением по этому важному для нее вопросу.

Демократия волеизлияния как высшая форма демократии

В статье рассмотрены некоторые тенденции деградации российского политического сознания и российской публичной политики. По мнению автора, усиление этих тенденций привело к возникновению в России своеобразной, хотя и не уникальной формы демократии – демократии волеизлияния (или демократии экстаза). Эта демократия столь сильно отличается от традиционной демократии, что уже не может считаться каким-то отклонением от воплощенной в традиционной демократии нормы. Демократия волеизлияния уже вышла за пределы России и начала триумфальное шествие по миру. А поскольку Запад и особенно США продолжают цепляться за изжившую себя традиционную демократию (хотя способствуют становлению демократии волеизлияния в таких странах, как Сербия и Россия), то Россия вновь оказывается впереди планеты всей. Не будем спешить поздравлять друг друга. Возможно, что в практическом смысле разница между демократией волеизлияния и традиционной демократией окажется ровно такой же, как разница между российским капитализмом и американским капитализмом. Конечно, российский капитализм нам дороже. Только он работает гораздо менее эффективно, чем американский. И никогда не будет столь же эффективным, как американский капитализм. Все равно его не бросим, потому что он хороший.