язык:
научный журнал
РОССИЯ XXI

< Выпуск № 4 от 2000 г. >

В статье выражается глубокая озабоченность отказом от Принципа единства развивающегося человечества. Происходит загнивание Ялтинской системы, где был сформулирован сталинско-рузвельтский Ялтинский принцип единства мира, прямым объявлением войны которому стал Манифест устойчивого развития. Новых глобалистов интересует ситуация, в рамках которой можно необратимо наращивать амплитуду финансового скачка в одной-единственной точке финансового пространства. Финансовый кулак сжимается для глобального поединка. Имитации, ложные удары, прощупывание слабых мест противника – элементы системы боевых действий. Вообще же система – это совокупность связанных элементов, объединенных целью. В новой модели мироустройства нет места даже разговору о помощи развивающимся странам, нет даже декларирования этой цели, бегство от которой равносильно бегству от Принципа единого человечества. История – производитель новых целей, а цель имеет свойство превращаться в мертвую догму. При этом система становится силой, сковывающей рвущееся вперед новое. Но если форма омертвела настолько, что не дает развиваться содержанию, ее надо поставить на место.

Почему неолиберальная экономическая политика не имеет перспективы в XXI веке

На фактическом материале показано, что главное положение неолиберальной политики о способности рыночного хозяйства к саморегулированию, является только видимостью. Потребность в государственном регулировании экономики есть всегда и только в случае отрегулированной экономики требуется лишь небольшое количество экономических рычагов для управления темпами роста и инфляцией, только тогда возможна "открытость" экономики, т.е. возможность ее работы в отсутствии протекционизма государства. Если слабая экономика оказывается "открытой", то она неизбежно превращается в донора развитых стран.

Владимир Соловьев и о. Г.Флоровский (О либерализме и консерватизме в религиозно-философской мысли)

Публикуется статья Г.Флоровского "Вера и разум в философии Соловьева". Автор, которому была присуща высокая взыскательность в оценке духовных явлений, подвергает критике религиозную философию В.Соловьева. Соловьев – либерал, глубоко проникшийся духом шестидесятнического утилитаризма, а либерализм, по мнению Флоровского, для религиозного философа недопустим. Отмечая несомненные заслуги Соловьева в том, что ему удалось сделать религиозные темы достойным предметом обсуждения, пробудить в душах религиозные чувства и реабилитировать христианство от обвинений в политической и социальной реакционности, автор подчеркивает, что дальнейшее развитие русской философии возможно не на путях Соловьева, а на путях отталкивания от него.

Россия и Крымская система (1856—1871). К вопросу о выигравших и проигравших

В статье рассматриваются факторы, лежавшие в основе происхождения так называемой Крымской системы – новой расстановки сил, сложившейся в результате военного поражения России в середине 50-х годов XIX в. Расходясь с традиционным мнением, автор считает, что, несмотря на политику "сосредоточения", вызванную к жизни крымским фиаско, Россия, зачастую даже помимо своей воли, продолжала играть значительную роль в международных делах. Поскольку она была главным гарантом Венского урегулирования (1815 г.), ее самоустранение с европейской сцены повлекло за собой фундаментальные перемены в континентальном балансе сил. Чтобы восстановить хотя бы подобие порядка и осуществить свои цели, сначала Франция, затем Германия вынуждены были прибегнуть к русской помощи. В итоге оказалось: тем, кто в 1856 году считались победителями, не удалось создать действенную систему для защиты их геополитических завоеваний в Европе и за ее пределами. Вместо этого они запустили маховик радикальной дипломатической революции, чтобы вскоре пожалеть о ее нежданных последствиях.

Восьмой советский премьер Косыгин

Излагаются основные события жизни А.Н.Косыгина. Особое внимание уделяется начавшимся в 1965 г. под его руководством реформам хозяйственного механизма: совершенствование управления оборонной промышленностью, системы управления промышленностью и строительством, планирования народного хозяйства и методов хозяйствования. Автор описывает трудности, которые пришлось преодолевать герою его повествования для того, чтобы привить на социалистической почве минимальные рыночные преобразования и хозрасчет.