язык:
научный журнал
РОССИЯ XXI
Статья о жизненном пути Н.А.Булганина, совершившего восхождение от сотрудника вооруженной охраны одного из провинциальных заводов России до председателя Совета министров СССР, и о крушении этой блистательной карьеры после попытки отстранить от власти Хрущева, когда участникам так называемой "антипартийной группы" Маленкову, Молотову и Кагановичу удалось склонить Булганина на свою сторону. Автор статьи отмечает, что его герой был одним из наиболее образованных людей тогдашнего правительства (он все же окончил реальное училище), но не кичился этим, был лоялен по отношению к товарищам и не стремился занимать ведущие позиции.
Крупномасштабные изменения в государстве и обществе всегда по-новому ставят проблему взаимоотношения светской и духовной властей, поэтому столкновение патриарха Никона и царя Алексея Михайловича не было случайностью. «Дело Никона» – лишь один из способов разрешения вопроса сосуществования двух властей в период становления абсолютизма, крайне болезненный, но во многом предопределивший «бесконфликтные» сценарии последующих столкновений светских и церковных властей.

Peter I, Catherine II and the Shaping of Foundations of Russian Foreign Policy

The article focuses on the formation of basic trends in Russian foreign policy under Peter I and Catherine II. In the author’s view, the spectacular rise of Russia from a negligible international entity at the end of the 17th century to a great power status by the close of the 18th century was due not as much to objective factors as to personal qualities of Russian rulers. Only those who proved capable of conceptual thinking and of imposing their will on others managed both to secure the country’s vital interests through territorial gains and to obtain a prestigious role of Europe’s balance-holder.

Восьмой советский премьер Косыгин

Излагаются основные события жизни А.Н.Косыгина. Особое внимание уделяется начавшимся в 1965 г. под его руководством реформам хозяйственного механизма: совершенствование управления оборонной промышленностью, системы управления промышленностью и строительством, планирования народного хозяйства и методов хозяйствования. Автор описывает трудности, которые пришлось преодолевать герою его повествования для того, чтобы привить на социалистической почве минимальные рыночные преобразования и хозрасчет.

Восьмой советский премьер Косыгин (окончание)

Во второй части статьи автор останавливается на рассмотрении тех событий, которые привели к пробуксовке экономической реформы в СССР, а затем и к свертыванию ее. Уделено внимание международной деятельности премьер-министра и постепенное оттеснение его на второй план, несмотря на ряд крупных успехов. Отмечается, что и политическая, и физическая смерть Косыгина совпали с тем временем, когда стало ясно, что модернизировать советскую военно-мобилизационную систему невозможно. С реальной международной разрядкой было покончено, начался новый виток холодной войны, которую СССР проиграл.
Статья посвящена одному из самых трагических событий царствования Николая II. Ходынская катастрофа стала грозным предупреждением, но власть не извлекла уроков из случившегося. Коронационные торжества 1896 г. потеряли всякий смысл. Вместо духовного единения власти с народом и народа с властью – чудовищное массовое самоистребление. Казалось бы, – роковое стечение обстоятельств, но оно превращается в пророчество, в закономерность истории.

"Шалун" против "капризов деспотизмы"

После манифеста о вольности дворянства 1762 г. русское общество активно вырабатывало представления о понятии "свободы" и "вольности". В официальной государственной идеологии их понимание ограничилось появлением "негативной трактовки" свободы "как свободы от…", освобождения от обязанностей перед обществом и властями. Среди столичного дворянства, чиновничества и офицерства получила распространение концепция вольности как необузданного разгула человеческих инстинктов, вседозволенности и эпатажного поведения. После прихода к власти Павла I (1796–1801 гг.) в Российской империи начались реформы, целью которых было ограничить дворянскую вольность как "свободу нравов", произвести своеобразную "контрреволюцию до революции". Павел предполагал, что неконтролируемая государством дворянская свобода неизбежно приведет к потрясениям революционного порядка, а поэтому собирался сломать сложившуюся при Екатерине II систему привилегий, в которой видел главный источник "либеральной опасности". Дворянство ответило на павловские преобразования сначала протестом, выражавшимся в семиотических формах, а затем и открытым бунтом, завершившимся убийством императора и отказом от его курса.
Статья посвящена исследованию феномена русской разночинной интеллигенции XIX века. Автор рассматривает вопрос о самом термине "интеллигенция", анализирует процесс возникновения этой своеобразной социальной и духовной общности, обращая первостепенное внимание на такое характерное качество интеллигенции, как упорное неприятие ею реалий русской жизни. Вечное "отщепенство", отчуждение интеллигенции от российской действительности, по мнению автора, явилось главной причиной ее противостояния с властью. В центре внимания автора оказывается наиболее яркое проявление этого противостояния в 19 веке – непримиримая борьба революционных народников, завершившаяся убийством Александра II. Рассматривая возможную альтернативу, так называемые "малые дела", автор приходит к выводу о несовместимости мирной, позитивной деятельности с ментальностью интеллигенции, обреченной на "вечный бой".
Контакты советской и чехословацкой разведок в 1940–1941 гг. – совершенно неизвестная для российского читателя страница истории советских разведывательных служб и советско-чехословацких отношений того времени. Чешские историки начали разрабатывать эту тему еще в 60-е годы и возобновили свои исследования теперь. После признания Советского Союза Чехословакией де-юре в 1935 г. сотрудничество разведок обеих стран начало успешно развиваться, но было прервано после оккупации чешских земель гитлеровской Германией в марте 1939 г. и заключения советско-германского пакта о ненападении в августе 1939 г. Восстанавливаться это сотрудничество стало с лета 1940 г. Переговоры проходили тайно в Праге, Лондоне, Бухаресте, Стамбуле, а затем в Москве. Президент ЧСР в изгнании Э.Бенеш пытался их взять под свой контроль и использовать в политических целях. Москва же была заинтересована в то время только в получении чисто разведывательных данных, касавшихся прежде всего Германии. Переговоры проходили в пору, когда не существовало официальных советско-чехословацких отношений, и велись втайне от Лондона и Берлина. Разведслужбы в этих условиях выполняли не только свои основные функции, но и играли важную политико-дипломатическую роль. Значение самих переговоров состояло в том, что они, несомненно, способствовали быстрому налаживанию советско-чехословацкого сотрудничества после нападения гитлеровской Германии на СССР и подготовили подписание союзнического чехословацко-советского соглашения от 18 июля 1941 г., а также способствовали созданию чехословацкой воинской части на территории СССР.

Фабзавкомы и профсоюзы в русской революции 1917 года. Природа конфликта

На рубеже XIX-XX вв. в России осуществлялся модернизационный проект, направленный на её сближение с индустриальными странами Запада, вследствие чего происходило бурное развитие новейших форм промышленности и возникали рабочие организации по типу существовавших на Западе. Но поскольку продолжали развиваться и отличные от новейших европейских формы индустриализма, в стране складывалась почва для возникновения в ней рабочих организаций, в своей деятельности базировавшихся на отечественных традициях самоорганизации. Трения между модернистскими и традиционалистскими тенденциями в революционном движении выразились в соперничестве двух форм рабочего самоуправления: профсоюзов, занесенных на русскую почву с Запада либеральными и социал-демократическими деятелями, и фабзавкомов. Последние возникли на основе более ранних традиционалистских объединений и организаций рабочего класса. Свою роль сыграла также и межпартийная борьба: профсоюзы поначалу шли в 1917 г. за умеренными социалистами, фабзавкомы же первыми из всех рабочих организаций подверглись массовой большевизации. Поэтому, когда профбюрократии удалось наконец подчинить себе фабзавкомы, ценой этого стало огосударствление самих профсоюзов и всей системы рабочего самоуправления. Ситуация в чём-то повторяется и сегодня.
Статья посвящена одному из интереснейших эпизодов в деятельности "Священной дружины" – организации, созданной в высших кругах под влиянием впечатления от убийства в 1881 г. Александра II и стремившейся бороться с революционерами их собственными методами. В центре статьи – попытка одного из лидеров "Священной дружины" П.П.Шувалова поставить под свое влияние часть русской эмиграции с помощью "фальшивых", подставных органов печати – либерального "Вольного слова" и "архиреволюционной" "Правды". В статье анализируются сложные взаимоотношения Шувалова и его агентов с их эмигрантской "клиентурой", среди которой выделялся М.П.Драгоманов; рассказано о противостоянии лидера "Священной дружины" с его оппонентами в верхах, главным из которых был знаменитый тогда "гений сыска" Г.П.Судейкин, сумевший использовать авантюру Шувалова в своих интересах.
Украинский вопрос имел особо острое значение для многонациональной Российской Империи, так как помимо угрозы значительного ухудшения геополитического положения России в результате отделения Украины он разрушал идейные основы "триединой русской нации", т.е. являлся фактором возникновения кризиса российской самоидентификации начала XX века. В статье отмечена пассивность и аморфность Украинской депутатской группы в Думах 1-го и 2-го созывов, члены которой, как правило, входили в состав других депутатских фракций: социал-демократов, трудовиков, кадетов и даже октябристов. В Думах 3-го и 4-го созывов украинофилы не создавали своей отдельной депутатской группы, а пытались действовать через фракции трудовиков и кадетов. Крайней остроты украинский вопрос достиг в IV Государственной Думе, особенно в период Первой Мировой войны. Кадеты и социалисты использовали его как "разменную карту" в борьбе с правительством, не отдавая себе отчет в том, что их тактика вела к подрыву основ Российской государственности.

Городские хулиганы в России XVIII века

Городское хулиганство (иначе: уличная преступность) – явление, хорошо знакомое жителям больших и малых городов и в наши дни, и в далеком прошлом. Однако, если в настоящее время хулиганские действия преследуются в основном во внесудебном, административном порядке, то в средневековье и раннее новое время они, как правило, становились предметом судебного разбирательства. При этом предметом разбирательства было прежде всего оскорбление чести пострадавших. На конкретных примерах из жизни г.Бежецка середины XVIII в. в статье демонстрируется, что, вопреки существующим представлениям, при архаичном типе организации личность была защищена самим фактом своей включенности в коллектив, воспринимающий покушение на честь одного как покушение на честь всех. А поведение отдельного члена общества могло быть девиантным лишь в определенных пределах, выход за которые грозил стабильности сообщества, ибо, нанося урон его коллективной репутации, разрушало его коллективный статус.

Этиология греха: народная мораль в фольклорных легендах

Статья инициирована материалами, представленными к обсуждению на научной конференции "Концепт греха в славянской и еврейской культурной традиции" (Институт славяноведения РАН, Москва, ноябрь 1999). Являясь одним из главных концептов, активно осмысляемых и толкуемых в рамках многовекового иудео-христианского межкультурного диалога, "грех" – как показывают исследователи обеих традиций – выступает во множестве своих ипостасей: и как нарушение системы запретов, и как сокрытие истины, и как "природное" или "этническое" качество, и как некая материальная субстанция, которая может быть исчислена, оценена и даже продана. Как показывает славянский материал (фольклорные легенды и верования, система запретов и предписаний, обряды и ритуалы), народная нравственность, как и народная религия, расширяет и одновременно конкретизирует (материализует) христианское понятие греха. На основе славянских народных легенд и поверий рассматривается отношение традиционного общества к первородному греху и инцесту, к понятиям "грех" и "душа", к проблеме искупления греха или к вопросу о разрешенном свыше грехе. Отдельный пласт славянского фольклора составляют легенды о "грешных" животных, растениях и целых народах, о грехе (нарушении запретов и последующем наказании) в связи с традиционной обрядностью.

Красная Армия в 1942-м: от поражений к победам

Автор по-новому рассматривает события 1942 г. Он считает, что политики и военные, переоценив такие важные факторы, как крах гитлеровского блицкрига под Москвой и вступление в войну США, впали в эйфорию, полагая: немцев можно разгромить уже в 1942 г. Отрезвление наступило после того, как наше зимнее стратегическое наступление не достигло цели, а катастрофы в Крыму и под Харьковом открыли немцам дорогу на Сталинград и Кавказ. Тяжёлые сражения лета-осени 1942-го постепенно учили наши войска искусству ведения современной войны. Мощная военно-промышленная база, созданная на востоке страны, самоотверженность народа, отдававшего все силы для победы над захватчиками, позволили осенью 1942 г. переломить обстановку на фронтах. Автор раскрывает неразрывную связь между операцией "Уран" на юге и "Марс" в центральной России, анализирует их роль в осенне-зимней кампании 1942 г., объясняет неудачу операции "Марс" как оперативное поражение, в то же время позволившее одержать стратегическую победу под Сталинградом, т.е. военное руководство пожертвовало оперативным успехом ради стратегического. В результате был обеспечен коренной перелом в войне.

Еврейская сельскохозяйственная колонизация и некоторые проблемы межнациональных отношений в УССР в 1920-е годы

Статья посвящена одному из аспектов советской национальной политики на Украине в 1920 годы, а именно еврейской сельскохозяйственной колонизации и тем проблемам, которые возникали между переселенцами-колонистами и местным населением. С помощью еврейской сельскохозяйственной колонизации на Украине руководство страны стремилось привлечь евреев к сельскохозяйственному труду, вовлечь еврейское население Советского Союза в социалистическое строительство и, улучшив его экономическое положение, укрепить своё влияние. Кроме того, большевики надеялись, что эта политика обеспечит поддержку СССР со стороны влиятельных еврейских кругов Европы и США. Однако колонизация по ряду причин, в основе которых лежал социально-экономический фактор, вызвала трения на национальной почве между местным населением и переселенцами и рост антиеврейских настроений как на селе, так и в городе. Отмечается, что при правильной организации переселения национальные трения становились слабее, уступая место добрососедским отношениям между представителями разных национальностей. В целом, хотя еврейская сельскохозяйственная колонизация и не решила всех задач, которые ставило перед собой руководство СССР, она сыграла свою роль в развитии межнациональных отношений в нашей стране.

Петровское внешнеполитическое наследие и его распорядители (1725–1762 гг.)

После смерти Петра I долгое время ему не было достойной замены. Тем не менее, у его наследников хватило способностей для понимания необходимости заключения союзов с крупными европейскими государствами для того, чтобы не оказаться в дипломатической изоляции на случай возникновения масштабного кризиса в странах "восточного барьера". Россия хотела сохранить роль активного субъекта международных отношений для решения своих внешнеполитических задач. С этой целью она использовала, правда, не всегда умело, европейскую расстановку сил, определявшуюся франко-австрийским соперничеством на континенте и франко-английским – в колониальном мире. Общим итогом развития международных отношений в 18 веке было формирование тех компонентов европейской системы, часть из которых просуществовала до Крымской войны, другая – до Первой мировой. В Европе доминировали пять великих держав: Англия, Франция, Австрия, Россия и Пруссия.

Восприятие истории в русском историописании XVI века

Исследование посвящено определениям истории в русском историописании XVI века. На примерах летописей, Азбуковников и сочинений А.М.Курбского в статье показано, что под «историей» в это время понимался особый от иных жанров историографии тип повествования, родственный такому повествовательному жанру, как краткий рассказ. Особенно сильно на зарождении историописания в России сказались эсхатологические ожидания и распространившаяся практика толкования знамений, предопределившие усложнение предписаний по интерпретации событий и составлению исторических сочинений.

Метаморфозы и судьбы некоторых национальных идей в XIX столетии

Есть нечто общее в метаморфозах и судьбах национальных идей крупных государств в XIX веке. Германская национальная идея как идея государственного национального объединения сложилась в годы освободительных войн против Наполеона 1813–1814 гг. И хотя она формировалась параллельно с развитием либерализма, и национальное единство осмысливалось как необходимое условие свободы, эпоха наполеоновской оккупации германских земель наложила на нее свой отпечаток: в германской национальной идее был изначально заложен «образ врага». С течением времени она приняла форму имперского шовинизма. Искаженная до неузнаваемости, в годы гитлеровской диктатуры германская национальная идея стала составной частью идеологии мирового господства и массового уничтожения. Для России и русских в XIX в. проблемы борьбы за независимость и национальное единство уже не существовало, однако поиски русской национальной идентичности составили важную часть идейных исканий на протяжении всего XIX в. Но если в первой половине столетия в дискуссиях западников и славянофилов речь шла главным образом о самостоятельности и самобытности русской культуры, то к концу столетия понимание национальной идентичности существенно изменилось, и особое развитие в России получили националистические идеи, с критикой которых выступил религиозный философ и поэт Владимир Соловьев. Истинная самобытность России, утверждал Соловьев, не может быть достигнута путем обособления от Запада, необходимо проникновение началами общечеловеческой христианской культуры и критическое отношение к своей общественной действительности. И только тогда можно принять деятельное и самостоятельное участие во всемирном ходе истории.
1943 год явился годом перелома во Второй мировой войне. Государства фашистского блока утратили шансы на победу. На советско-германском фронте каток войны повернул с востока на запад. Ключевым событием стала Курская битва (5.04.43 г.–23.08.43 г.). О битве на Орловско-Курской дуге и ее последствиях написаны горы книг. Но, как правило, они освещают только военную сторону дела. Цель настоящей статьи – показать взаимосвязь нашей стратегии и политики в году, ставшем переломным, показать, как стратегические успехи Красной Армии на полях сражений (Курск, Днепр, Правобережная Украина) переплавлялись в политические победы (Тегеран) и как это изменило облик армии и облик СССР в мире.

Словацкое национальное восстание 1944 г. в военно-политических планах СССР

В статье обозначены методологические подходы к исследованию проблемы, показано отношение СССР к Словацкому национальному восстанию в период его подготовки и конкретная помощь повстанцам во время их двухмесячной борьбы против оккупирующих Словакию сил вермахта. Понимание мотивов, которыми руководствовалась Москва, принимая те или иные решения, возможно лишь при рассмотрении их в контексте отношений внутри антигитлеровской коалиции в тот период, советско-чехословацких отношений того времени, военной стратегии СССР и его политических планов в регионе Центральной и Восточной Европы. Уяснив еще во время подготовки восстания, что оно не противоречит национально-государственным интересам Советского Союза, что в его организации активно участвуют коммунисты, что в нем заинтересовано чехословацкое эмигрантское правительство, советское руководство и лично И.В.Сталин приняли принципиальное решение о поддержке восстания. Союзники СССР по антигитлеровской коалиции не собирались оказывать повстанцам действенной помощи, считая это делом СССР, в зоне военных действий которого находилась Словакия. Советское военное командование с одобрения Сталина изменило военные планы Красной Армии, чтобы вступить во взаимодействие с восставшими частями словацкой армии и партизанами. СССР оказывал повстанцам посильную помощь оружием и боеприпасами, хотя полностью их заявки в силу разных причин удовлетворены не были.

Неизвестный Кеннан. Заметки о морфологии мышления дипломата

На основе малоизученных фрагментов эпистолярного наследия выдающегося американского дипломата и историка Джорджа Кеннана, а также ряда других материалов, в статье прослеживается эволюция восприятия этой незаурядной личностью сложных перипетий международной политики начиная с предвоенного кризиса 30-х гг. и кончая первыми признаками сближения между двумя сверхдержавами послевоенного мира в конце 50-х гг., насыщенных драматическими событиями и близостью военной конфронтации двух блоков. Непримиримый противник сталинизма и автор доктрины «сдерживания» коммунизма посредством критического переосмысления опыта «холодной войны» и собственного отношения к причинам ее возникновения и последствиям, Кеннан приходит к мысли о неоправданности и непродуктивности вывода о том, что всеобщая безопасность зиждется на избыточной враждебности к Советскому Союзу и сохранении гонки атомных вооружений. Интеллектуальная биография Джорджа Кеннана – пример неокончательности любых суждений о генезисе «холодной войны», научной несостоятельности рассмотрения ее вне исторического контекста, без учета всех для той или иной страны внутренних и международных факторов.

Преодоление прошлого: споры о тоталитаризме в Германии, Италии и России

В статье обобщаются итоги дискуссионных споров о тоталитаризме в Германии, Италии и СССР в историографии последних десятилетий, попыток провести ревизию истории. Особое внимание уделено работам западных специалистов, прежде всего немецких и итальянских историков, разработавших новые подходы в изучении фашизма и нацизма. Рассматриваются концепции историков-ревизионистов Эрнста Нольте, Ренцо де Феличе и др., ответ на них современных историков разных направлений. Дается краткая характеристика изучения тоталитаризма в отечественной исторической науке. Отражены споры о возможностях сопоставления существовавших в трех странах тоталитарных режимов. Делается вывод о необходимости продолжения полноценной дискуссии о преодолении тупиков прошлого и избавления общества от увечий антигуманного ХХ века.
Статья посвящена жизни и деятельности одной из самых крупных политических фигур советской истории В.М. Молотова. Он принадлежал к старой когорте революционеров-большевиков. Был замечен Лениным и выдвинут им на работу одним из секретарей ЦК партии. Затем он стал правой рукой Сталина в его борьбе за власть. После разгрома внутрипартийной оппозиции возглавил советское правительство, был также наркомом (министром) иностранных дел, в этом качестве вел переговоры, в частности, с Гитлером, Черчиллем и Рузвельтом. После смерти вождя и отца всех народов претендовал на первую роль в партии, но по ряду обстоятельств терпел неудачу за неудачей и был удален Хрущевым из высшего советского руководства, а затем и из партии.

Присоединение Грузии к России и обострение международной обстановки в Закавказье (1801–1804 гг.)

В статье рассматриваются мотивы и процедура принятия русским правительством решения о присоединении Грузии к России. Высказывается гипотеза о том, что у последних грузинских царей не было иного способа спасти себя и своих подданных от национальной катастрофы. Петербург, взяв Грузию под свое покровительство, вольно или невольно бросил вызов Ирану и Турции – державам, считавшим Закавказье традиционной сферой своего влияния. Обострение международной ситуации в этом регионе в начале XIX века происходило еще и за счет растущего британского и французского присутствия в иранской политике.

Российская фашистская партия в Маньчжурии (1920–1940 гг.)

Дальневосточная эмиграция, составная часть послеоктябрьского зарубежья России, имела много общего с российской эмиграцией в Европе, но были и серьезные отличия. Одна из особенностей белой эмиграции в Китае – хорошо организованная и активно действующая фашистская партия в Маньчжурии. В статье предпринята попытка выяснить причины возникновения русской фашистской организации именно в Харбине, проанализированы главные программные документы и основные направления ее деятельности, даны характеристики лидеров ВФП. Русские фашисты имели четкую идеологическую программу (в основе которой были антикоммунизм, антисоветизм, антисемитизм), конкретные цели и задачи, вели активную антисоветскую борьбу, получали поддержку японской военной администрации и аналогичных организаций в других странах. Главные задачи партии заключались в осуществлении национальной революции в России, свержении советской власти, установлении фашистской диктатуры. ВФП удалось создать собственные дочерние структуры (женские, юношеские, детские), осуществлять в некоторой степени контроль над профессиональными объединениями эмигрантов. В то же время в среде белой эмиграции в Маньчжоу-диго существовало неприятие ВФП из-за ее откровенно черносотенного характера, неразборчивости в средствах (вплоть до убийств) и верноподданнического служения японским властям.

Влияние придворного окружения Николая II на политическую ориентацию власти в период Первой мировой войны

Тема придворного окружения императора Николая II – объект повышенного внимания историков нескольких поколений. Об этом периоде российской истории сохранилось много ценных источников, одним из наиболее интересных среди них являются материалы Временной чрезвычайной следственной комиссии (ВЧСК) Временного правительства. По этим материалам автор статьи прослеживает влияние различных придворных групп на внутреннюю и внешнюю политику последнего русского императора. Рассматривается ряд серьезных вопросов царствования Николая II, в том числе вопросы о проникновении Распутина в ближайший круг императора, а также о попытках заключения сепаратного мира в Первую Мировую войну.

Февральская «революция сверху» или фиаско «генералов для пронунсиаменто»

Итогом изучения участия руководителей русской армии в Февральской революции 1917 г. является совокупность историографических представлений, которые, подчас, очень далеки от исторической реальности. Исследователи рассматривали сквозь эти представления, затрудняющие создание адекватной реконструции прошлого, отношение Николая II и генералитета к оппозиции и оппозиции к императору и Ставке, характер экспедиции генерала Н.И. Иванова, обстоятельства поездки Николая из Могилева в Псков, причины отречения монарха сначала в пользу сына, а затем – брата. В предлагаемой статье автор, основываясь на анализе новых и новом прочтении старых источников, дает новую, оригинальную трактовку известных событий.

Из бабы в даму? Преображение Евдокии Куликовой

В статье рассматриваются вопросы, касающиеся роли сельско-городской миграции, рыночной экономики и новой потребительской культуры в жизни крестьянской девушки, переехавшей в большой город. Евдокия Куликова, родившаяся в бедной крестьянской семье, выросшая в провинциальном городке Твери и несчастливо вышедшая замуж за деревенского парня, пытаясь вырваться из этого брака, подала прошение царю. Дело, заведенное в результате ее обращения, проливает свет на те возможности, которые городская жизнь могла предложить сообразительной, грамотной, предприимчивой и привлекательной молодой женщине в сфере сексуальных отношений, самопрезентации и социальной мобильности. Рассмотрение личностей в социальном контексте показывает, что Куликовой удалось превратиться из деревенской женщины (бабы) в леди (барышню). Она сумела сделать так, что ее вкус а не происхождение, завоевал ей статус и репутацию в обществе. В то же время, на примере ее истории хорошо проявляются те пути, которыми сдерживающие законы и деспотичная административная практика ограничивали мобильность и независимость личности даже в большом городе.
Статья затрагивает один из важнейших аспектов украинской националистической идеологии – так называемый «голодомор». В настоящее время на Украине «голодомором» называется голод 1932–1933 гг. Однако «голодомор» – это не просто «голод». Это идеологическая концепция, мощный инструмент воздействия на массовое сознание, принятый на вооружение украинскими националистами, украинским властным истэблишментом и зарубежными противниками СССР – России. Эти круги преподносят «голодомор» как этноцид – целенаправленное уничтожение московским руководством украинцев как национальной единицы. Доходит до того, что его именуют «украинским холокостом». По замыслу идеологов концепции феномен «голодомора» должен стать фундаментом для все еще не созданной украинской нации и укрепить национальную идею, основной принцип которой состоит в утверждении, что украинцы и русские – совершенно разные и чужие друг другу народы, а также очернить Россию и обвинить ее в угнетении Украины. Автор показывает, что концепция «голодомора» – политико-идеологический миф, не имеющий ничего общего с исторической действительностью. Голод 1932–1933 гг. поразил весь Советский Союз, от него пострадало крестьянское население, без различия национальности. Голод был вызван иными – социальными, политическими и экономическими причинами, а не желанием советского руководства уничтожить украинцев как народ.

«Гнездо черносотенцев под Москвой» (сергиевопосадское дело 1928 года)

В статье описано сергиевопосадское дело 1928 года, направленное против «бывших людей», пытавшихся укрыться от преследований советской власти у стен Троице-Сергиевой лавры. Дело началось с публикации в журнале «Безбожник у станка» (1928, №3) «Списков личного состава Церковных Советов г. Сергиева», где утверждалось, что руководящие посты в учреждениях культуры г.Сергиева заняты «бывшими». Это было началом их травли в газетах и журналах Москвы и Сергиева. В ночь с 11 на 12 мая был произведен выстрел в окно зав. агитпропа укома ВКП(б) Костомарова. Этот выстрел приписали «черносотенцам». В ночь с 21 на 22 мая было арестовано около 150 «бывших». Из них 80 человек было осуждено. Многие получили сроки – 3 года высылки. После этого началось закрытие церквей Сергиева, окончательный разгон монашеских общин. Сергиевопосадское дело 1928г. предваряет год «великого перелома» (1929).

Тупик рассредоточенного наступления

Настоящая статья посвящена проблемам истории русской военной и внешней политики накануне русско-японской войны 1904–1905 гг. Автор предлагает версию объяснения военной слабости России на приоритетном для нее дальневосточном направлении к началу 1904 г., основной причиной которой стало отсутствие единой скоординированной политики различных министерств в Манчжурии, и почти одновременное выделение нескольких направлений внешней и военной политики в качестве первостепенных по важности для Империи. Все это не могло не привести к рассредоточению ее ресурсов перед столкновением с Японией.

Веха на «скользкой дорожке» НЭПа

В сентябре 1923 года был арестован основатель и председатель правления Промбанка СССР Александр Михайлович Краснощеков. Промбанк в то время являлся одним из крупнейших и наиболее преуспевающих советских банков. Имя Краснощекова, коммуниста и бывшего председателя правительства Дальневосточной Республики, было хорошо известно как в России, так и за рубежом. При аресте ему были предъявлены обвинения в коррупции, злоупотреблении властью, оторванности от пролетариата и других нарушениях коммунистической этики. В марте 1924 года Краснощеков стал первым видным коммунистическим деятелем, по делу которого был затеян показательный процесс. Рассматривая арест и суд над Краснощековым с разных точек зрения, автор настоящей статьи стремится более полно раскрыть для читателя как само дело главы Промбанка, так и общую политическую атмосферу периода начала НЭПа. В первой части статьи, публикуемой в настоящем номере журнала, рассматривается историография советских показных процессов. Несмотря на широкую огласку, которую оно в свое время получило, дело Краснощекова в данной связи никогда подробно не рассматривалось. Тем не менее, как первый показательный процесс над важным коммунистическим деятелем, этот случай, безусловно, заслуживает внимания. Ведь карьерой Краснощекова занимался сам Ленин. Далее, автор статьи обращается к экономической политике того времени. Усиление партийного контроля над экономикой, наблюдавшееся в 1923 году, возможно, стало одной из причин падения столь независимого председателя правления Промбанка. В заключение первой части мы переносимся в Промбанк и узнаем о том, каким образом происходила «классовая борьба» между коммунистическими агентами и руководством банка.

Веха на скользкой дорожке НЭПа: показательный процесс Краснощекова (окончание) (с.130)

Во второй части статьи, посвященной показательному процессу 1924 г. над А.М.Краснощековым, главой Промбанка, автор сравнивает наказание Краснощекова с наказаниями, уготованными другим обвиненным в сходных преступлениях, и обсуждает известные данные об образе жизни представителей новой коммунистической элиты. Затем автор выясняет причины, по которым именно Краснощекова определили к суровому наказанию. При этом рассматриваются пять уровней причин: личные качества и личные связи; конфликт внутри Промбанка; конкуренция различных учреждений; потребности правящей элиты России; и более широкий вопрос о путях и способах построения социализма. По мнению автора, этот последний аспект особенно важен. Предлагавшаяся Краснощековым альтернативная «новая экономическая политика» заслуживает внимания как «путь, по которому не пошли», путь, принципиально отличный от построения «социализма в одной стране».
В статье описан эпизод из жизни видного русского врача, одного из основоположников кардиологии Д.Д.Плетнева, известного смолоду либеральными идеями. Весной 1907 года в бытность Плетнева приват-доцентом Московского университета Министерство народного просвещения выделило необходимые средства для его долгосрочной зарубежной командировки. Спустя полгода у немецкой полиции по ошибке возникли серьезные сомнения в политической благонадежности Плетнева, проводившего научные исследования в Берлинском университете, разрешившиеся, однако, благополучно для подозреваемого. Тем не менее, переписка между немецким и российским полицейским начальством продолжалась около пяти месяцев и отложилась в фондах Департамента полиции и Московского охранного отделения.

К истории освобождения Праги (5–9 мая 1945 г.)

Освобождение Праги от немецко-фашистских оккупантов – последнее крупное сражение Второй мировой войны в Европе. В городе и его окрестностях была сосредоточена почти миллионная немецкая группировка армий «Центр» под командованием фельдмаршала Шёрнера, а также части СС, получившие в конце войны приказ до последнего патрона сражаться против Красной Армии и сдаться наступавшим с запада американцам. В освобождении Праги участвовал ряд сил: восставшие пражане, «власовцы» (дивизия так называемой Русской освободительной армии), части 1, 2 и 4 Украинских фронтов Красной Армии. В течение 5–9 мая 1945 г. город или его районы несколько раз переходил из рук в руки. Американские войска, находившиеся от Праги на расстоянии 60 км., хотя и могли освободить ее, благо части вермахта не оказывали им сопротивления, но в соответствии с договоренностью с советским командованием не стали наступать на город. 9 мая он был окончательно и полностью освобожден в результате успешно проведенной Пражской операции Красной Армии. В статье показано, как развивались события в Праге 5–9 мая 1945 г., какие силы участвовали в ее освобождении, каковы были взаимоотношения между ними.

Первые выборы: избирательная кампания Ивана Грозного

Статья посвящена истории польского бескоролевья в 1572–1576 гг. Автор описывает программы претендентов на королевский престол: императора Священной Римской империи Максимилиана, его сына Эрнеста, шведского короля Юхана III, русского царя Ивана Грозного, французского принца Генриха Анжуйского, Стефана Батория и др. В мае 1573 г. Речь Посполитая избрала королем Генриха Валуа, т.к. Польша хотела войти в союз с Францией. Однако побег Генриха через 16 недель после коронации разделил польское и литовское общества на несколько лагерей. Один из них поддерживал габсбургского Максимилиана, другой – Ивана Грозного, третий – Стефана Батория. Автор делает вывод об основных противоречиях между российскими и европейскими политическими культурами, о том, что их представления о полномочиях короля полностью отличались друг от друга. Отмечается, что стороны не смогли найти общий язык и каждая настаивала на своей программе. В создавшихся условиях в наиболее выигрышном положении оказался "семиградский выскочка" Стефан Баторий, который и победил на выборах в 1576 г. Он не придерживался королевского этикета в отличие от других претендентов на престол, но при этом действовал более решительно. Иван Грозный, проиграв выборы, упустил шанс выиграть ливонскую войну дипломатическим путем, а впоследствии вообще проиграл ее.

Японский фактор в европейской войне. 1941–1945 г.

Война с Германией требовала от всех стран антигитлеровской коалиции максимума усилий. Но США вели войну и против Японии. Рузвельта очень беспокоило то, что японская метрополия была недоступна для ударов американской авиации. В Тегеране и позднее Сталин обещал начать войну с Японией через 2–3 месяца после победы в Европе. Но как использовать СССР в этой войне – вот что волновало американского Президента. В 1943–1944 гг. американцы договорились с Москвой использовать советские аэродромы в Сибири и на Дальнем Востоке. Но к 1945 г. стало ясно, что этот план не проходит, да и у американцев появились бомбардировщики В-29, которые могли наносить удары по Японским островам. Однако эффект был ниже ожидаемого. А впереди предстояли самые трудные бои на островах Японии и в Китае. Зная фанатизм японцев, американцы всячески уклонялись от сухопутных боев, которые уносили много жизней. Считалось, что война может продолжиться год, а потери составят 1,5 млн. человек. И тогда возникла идея: максимально ускорив разгром Германии, дождаться указанного Сталиным срока после ее разгрома (3 месяца), когда СССР выступит против наиболее боеспособных войск на азиатском континенте (Маньчжурия, Северный Китай, Корея) и примет на себя главную тяжесть сухопутных сражений. Действительно, даже после атомных бомбардировок японцы продолжали сражаться. И только разгром советскими войсками за 23 дня главных сухопутных сил японцев значительно ускорил падение японского агрессора.

Концепты «Русь» и «Русская земля» в мировоззрении древнерусских книжников XI–XV вв.

В статье представлена новая интерпретация понятий «русь/Русь» и «Русская земля», и прослежен генезис этих концептов в мировоззрении древнерусских книжников ХI–XV вв. Автор дает новое прочтение фразы «…отъ варягъ бо прозвашася русью» из начального летописного свода – «Повести временных лет» – как «… варяги прозвали русью». В сознании древнерусских книжников название русь происходило, под влиянием византийских хроник, от избранного библейского народа Рwz. С принятием Русью христианства появляется новый концепт Русская земля – территория, на которой распространено Православие. После падения в 1453 г. Константинополя и освобождения Московской Руси от монголо-татарского ига в 1480 г. понятие русский и православный становятся синонимами, а Московская Русь, как единственное независимое православное государство, воспринималась хранительницей Православия до ожидаемого в 7000 (1492) г. конца света.

Объяснение и «парадокс» в современной исторической науке (С.116)

Статья посвящена интересному и характерному феномену современной отечественной историографии – феномену «парадокса». Автор обращается к рассмотрению методологических принципов историков, изучающих сознание (представления, «ментальность») средневековых людей. Распространённые здесь исследовательские стратегии основываются на диаметрально разных предположениях: в то время как некоторые медиевисты утверждают неизменность понятийного аппарата человека в веках, другие обосновывают принципиальное отличие средневекового мышления от мышления наших современников. Тем не менее в рамках обоих направлений признаётся наличие «парадоксов», существующих в средневековых памятниках и в сознании людей прошлого. К настоящему моменту можно говорить о попытках утвердить в исторической науке объяснительной «теории парадоксов». Автор статьи стремится обнажить неверифицируемые допущения (гипотетическое знание) в трудах историков, которые не только привносят «парадоксы» в изучаемые источники, но и наделяют их объективной природой. Обнаружение «парадокса» в историческом памятнике и сознании средневекового человека представляются результатом определённых объяснительных установок, принимаемых историком в ходе работы с материалом или до обращения к самим текстам. Рассмотрение этих проблем на материале конкретных исследовательских трудов подводит к актуальному вопросу о практиках «объяснения» и «понимания» в истории и о выработке методологических принципов, необходимых для верифицированного изучения самосознания человека и эпохи.

Рано или поздно? Заметки на полях известных страниц истории

Выясняется, насколько своевременными были преобразования, определившие особенности российской модернизации XIX – начала XX веков, – отмена крепостного права и начало перехода к конституциализму. Оценивается способность правителей России отвечать на вызовы времени, прослеживаются последствия коллизии между «рано» и «поздно» в их политике, выясняется степень готовности общества к реформированию и роль других факторов, влиявших на поведение политических деятелей. В частности, характеризуется отношение Николая II к дарованной им «конституции» с учетом архаичности устоев его мировоззрения. Автор утверждает, что промедление с реформами и непоследовательность в их проведении способствовали дестабилизации общества. Статья завершается сопоставлением высказываний историков по поводу правомерности поиска в прошлом альтернативных вариантов развития и об опасности умственных спекуляций.
Статья посвящена жизни и творчеству одного из величайших персидских лириков Афзаладдину Бадилю Ибрагиму ибн Али Хакани Ширвани. Анализ стихов Хакани и жизненных обстоятельств, сопровождавших их появление, дал автору статьи возможность внести в биографию поэта некоторые важные уточнения. Творчество Хакани рассматривается на широком историческом фоне, прослеживаются многогранные интересы поэта к собственной стране, а также к ее окружению: Византии, Грузии, Ираку, Армении, Руси. Его поэзия – воплощение эстетической, этической, философской и исторической культуры. Она запечатлела достовернее многих хроник и ученых трактатов пестрое бытие Закавказья и Ближнего Востока в эпоху экспансии тюркских кочевников на запад. Не зря историки в своих научных изысканиях так часто ссылаются на поэтические свидетельства Хакани. Эта поэзия содержит предощущение краха Византии, которая обрушится чуть ли не через три столетия позже. Эта поэзия содержит предупреждение о планетарной катастрофе, если не покончить с несправедливостью общественного устройства. Это поэзия боли, вызванной личным унижением и унижением нации. Это поэзия упорства, стойкости и мужества. Завершается статья анализом поэтики Хакани. Здесь наглядно иллюстрируется влияние творчества Хакани на многих его современников и последующих поэтов, среди которых и другой гений персидской поэзии – Хафиз.

Взрывная сила «Судебных уставов»

Статья посвящена судебной реформе 1864 г., которую и современники, и более поздние исследователи называли самой последовательной из всех «великих реформ». Эта последовательность, которая привела к полной ликвидации старой, во всех отношениях безобразной системы, и созданию новой, несомненно гораздо более привлекательной системы, показана автором весьма убедительно на богатом разнообразном материале. Не менее убедительно автор показывает и ту парадоксальную ситуацию, которую создала в стране самодержавная власть, проводившая в стране либеральные реформы. Новый суд, так же как и другие учреждения, созданные в ходе реформ, совершенно не укладывался в рамки самодержавно-бюрократической системы и своими действиями постоянно компрометировал и, более того, разрушал старую судебную систему. В результате власть неизбежно должна была либо меняться в духе начатых ею реформ, становясь более либеральной, либо искажать новый суд, земства и т.п., подминая их под себя. Именно по этому пути пошло в конце концов царское правительство.

О царской охранке и «ведомственной» истории

Воспоминания руководителей царской тайной полиции – источник, позволяющий пролить свет на проблему потенциала реформирования и продления жизни российской монархии, уловить элементы преемственности между дореволюционной и советской политическими системами – в реальности и в восприятии современников, в том числе тех, кто сравнивал «охранку» и ЧК. Авторы воспоминаний, описывая особенности технологии борьбы «охранки» с революционным и оппозиционным движением, одновременно выступают в качестве ведомственных историографов, пытаясь понять, в силу каких обстоятельств «охранка» оказалась не в состоянии спасти монархический режим. Их взгляды, наблюдения, оценки, как точные, так и пристрастные, отразили состояние правящей элиты, противоречия внутри бюрократического слоя накануне событий 1917 года.
Статья посвящена пересмотру основных положений традиционной истории тайных обществ декабристов. Доказывается, что привычная исследователям и читателям картина деятельности декабристов, лежащая в основе большинства книг и статей о них, базируется на концепции, созданной на следствии руководителем Южного общества П.И.Пестелем. Между тем, эта концепция имела мало общего с реальностью. Она сводила движение декабристов по преимуществу к идеологическим спорам, осложненным лишь кровожадными проектами цареубийства. Концепция, созданная Пестелем, позволила ему скрыть конкретную подготовку к захвату власти, проводившуюся в армии под его руководством. Императору же она позволила скрыть от европейского и российского общественного мнения уровень коррупции в армии и обосновать жестокие приговоры участникам тайных обществ. В статье делается вывод о том, что «классическое» декабристоведение зашло в тупик, а хрестоматийная картина деятельности тайных обществ нуждается в пересмотре.

«Вандея»: историческое событие в роли политической аллегории

Вспыхнувшее в марте 1793 г. восстание охватило несколько департаментов вдоль нижнего течения Луары и к югу от него (на границах трех прежних провинций Анжу, Пуату, Бретань) и получило в истории известность под именем «Вандеи». В сложной социально-экономической, политической и международной ситуации оно угрожало жизни молодой Французской республики. Многие понятия Французской революции прочно укрепились в европейских языках. При этом их смысловое значение, вначале достаточно узкое, сильно расширилось («правые» и «левые» как синонимы консерваторов и демократов, «Термидор» в смысле «откат революции» и т.д.). Беспрецедентная по жестокости и количеству жертв гражданская война стала не только прелюдией к экстраординарной внутриполитической борьбе, но и отправной точкой формирования главного политического водораздела между «патриотическим» (республиканским) Востоком и «контрреволюционным» (консервативным) Западом, сохранявшего силу вплоть до конца ХХ века. Не удивительно, что драматические события 1793–1796 гг. стали излюбленным сюжетом художественной литературы. Сам же термин «Вандея» воспринимался впоследствии исключительно в качестве знакового понятия (или аллегории), обозначающего не конкретное историческое событие, а контрреволюцию вообще. Подобная ситуация повлияла на успешное международное «заимствование» нового образа. Представление, например, об Октябре 1917 г. как о завершении мысли и дела Французской революции, лишило Вандею исследовательского интереса, ибо крестьянский мятеж против революционной власти выпадал из марксистско-ленинской интерпретации и противоречил оформившейся теории буржуазных революций, где народ неизменно выступал среди ее наиболее активных движущих сил.

Георги Димитров – советский гражданин. 1934–1945 гг. (по материалам дневников Г.Димитрова)

Болгарский коммунист Георги Димитров с 1934 г. по 1945 г. являлся советским гражданином. По воле И.В.Сталина он в 1935 г. стал Генеральным секретарем Исполнительного Комитета Коминтерна. В своей работе Димитров постоянно руководствовался указаниями советских руководителей и прежде всего И.В.Сталина. В Дневнике описываются встречи и беседы со Сталиным и другими советскими политическими деятелями. Записи свидетельствуют о безусловной преданности Димитрова кремлевскому лидеру и преклонении перед ним, а также об убежденности хозяина Дневника в правоте дела, которому он посвятил жизнь, в мессианской роли партии большевиков и советского государства. Статья основана на материалах Дневника Димитрова и других архивных документах.

Георги Димитров – советский гражданин. 1934–1945 гг. (по материалам дневников Г.Димитрова)(окончание)

Идея роспуска Коминтерна начала вызревать с весны 1941 г., но после нападения Германии на СССР была временно забыта. Советское руководство вернулось к этой мысли в мае 1943 г., стремясь укрепить сотрудничество в рамках Антигитлеровской коалиции и обеспечить объединение всех антифашистских сил в борьбе против гитлеровской Германии. Функции распущенного Коминтерна были возложены на Отдел международной информации ЦК ВКП(б), который до своего отъезда в Болгарию осенью 1945 г. сначала фактически, а затем и формально возглавлял Г. Димитров. Перед отъездом на Родину он отказался от советского гражданства. Занимая важнейшие государственные и партийные посты в Болгарии, Димитров часто посещал СССР для лечения и постоянно контактировал со Сталиным, руководствуясь его указаниями.

Прогрессист Голицын и его дневник

Дневник московского либерального деятеля князя В.М. Голицына содержит разностороннюю информацию о жизни Москвы и России в предреволюционные годы. Этот ценный источник позволяет также составить представление о личности Голицына, который, несмотря на аристократическое происхождение, был ближе по своим воззрениям к буржуазным кругам, нежели к дворянству. Из дневника можно почерпнуть новые сведения о сложившейся перед первой мировой войной партии прогрессистов, о прогрессизме как социокультурном явлении. Размышления Голицына охватывали широкий круг волновавших его и его современников проблем – социальных, политических, нравственных., В совокупности наблюдения и оценки Голицына создают объемную картину российской действительности начала 1900-х гг. со всеми присущими ей в то время основными противоречиями.

Наследие российской социал-демократии

В статье осуществлен системно-целостный анализ взглядов и теоретических представлений русской социал-демократии. В центре внимания автора оказываются ключевые положения доктрины мирового и российского рабочего движения, выработанные меньшевиками в период после 1917 года. Исследуются причины размежевания деятелей социал-демократии по важнейшим вопросами внутренней и международной жизни. В своих взглядах на возможные формы борьбы с большевистским экспериментом и дальнейшие перспективы развития России меньшевики расходились все дальше и дальше. В месте с тем в статье исследуются и фундаментальные стороны миропонимания, сближавшие большевиков и меньшевиков. Несмотря на очевидную общность ряда политических лозунгов, антагонисты по-разному трактовали смысл социальной революции, роль диктатуры пролетариата, сущность демократии как народовластия. Особо рассматриваются в статье конкретные директивы и политические заявления социал-демократов, адресованные международному рабочему движению накануне войны СССР с гитлеровской Германией, и взгляды отдельных представителей движения после Второй мировой войны.

Кавказская война XVIII–XIX веков в исторической памяти

В статье анализируется коммеморативный комплекс Кавказской войны XVIII-XIX вв., сформировавшийся к 1914 году. Монументальные сооружения, имена боевых кораблей, топонимика, исторические публикации, медалистика, юбилейные торжества, музейные экспозиции рассматриваются в контексте формирования исторической памяти о вхождении Северного Кавказа и Закавказья в состав Российской империи. Боевые действия против горцев оказалась на периферии интереса государства и общества, поскольку не вполне укладывалась в военно-мемориальную схему, сложившуюся к началу XX столетия.

К истории несостоявшейся революции (С.П.Трубецкой и восстание Черниговского полка)

Данная статья посвящена одному из самых актуальных в современном декабристоведении вопросу – вопросу о «плане действий» декабристов накануне 14 декабря 1825 года. При этом главное внимание в статье уделено лидеру Северного общества, «диктатору» восстания князю С.П.Трубецкому. Доказывается, что в основе его замысла лежало совместное выступление Северного и Южного обществ, анализируются его действия, направленные на реализацию этого замысла. В статье также анализируются причины, по которым этот «план действий» так и остался нереализованным.

Москва–Будапешт: рубежи взаимоотношений (1948–2008)

Статья посвящена 60-летней истории взаимоотношений Москвы и Будапешта, начиная с советско-венгерского договора в феврале 1948 г. Автор выделяет и анализирует этапы и важнейшие моменты развития советско-венгерских и российско-венгерских отношений, отмечает, что Венгрия до осени 1956 г. не имела собственной независимой внешней политики и была подчинена советским и блоковым интересам. Появившиеся после революции и смены венгерской политической элиты качественные элементы в отношениях охарактеризованы в статье. Важное место уделено анализу взаимоотношений в «эпоху» Я.Кадара в связи с венгерской экономической реформой 1968 г., его личным контактам с советскими лидерами, взаимодействию политических процессов в 50-60-е гг., включая устремление к демократизации общественной жизни и попытки наведения моста между Востоком и Западом. В становлении нового типа отношений особое значение придается первому, подписанному в декабре 1991 г. межгосударственному договору РФ и ВР, формированию внешнеполитической доктрины двух стран, их переходу к парламентской демократии. Не обойдены вниманием трудности и упущения в развитии российско-венгерских связей на рубеже веков, проблема общности интересов в защите прав оказавшихся за пределами госграниц соотечественников. В заключительной части рассмотрены конкретные вопросы наступившего с 2002 г. возрождения и существенного оживления связей между странами.
Воспоминания Н.Н. Шевякиной, учителя-словесника, выпускницы ЛГУ, посвящены блокаде Ленинграда. Автор обращается к впечатлениям детства. В этих мемуарах повседневность и будни блокады стали главным предметом авторского интереса. Стремление автора мемуаров правдиво и точно передать личный опыт делают записки Н.Н. Шевякиной ценным историческим источником.

Э.Бенеш: между Лондоном и Москвой. От проекта чехословацко-польской конфедерации к идее советско-чехословацкого договора 1943 г.

В статье рассмотрен сложный путь подготовки и подписания советско-чехословацкого договора 1943 г. В 1940 г. польское эмигрантское правительство выступило с идеей о конфедеративном (федеративном) объединении после войны Польши и Чехословакии. Мысль была одобрена и поддержана англичанами. Конфедеративное устройство территорий, непосредственно прилегавших к СССР, представлялось Форин Оффис определенным шагом к укреплению английского влияния в восточноевропейском регионе и продолжением политики «санитарного кордона» в отношении Советского Союза. Идею с воодушевлением подхватило руководство чехословацкой политической эмиграции в Лондоне, поставив одновременно условие: Советский Союз должен быть согласен с созданием конфедерации. Москва заняла настороженно-выжидательную позицию. Статья основана на ставших ныне известными материалах российских и чешских архивов.

Э.Бенеш: между Лондоном и Москвой. От проекта чехословацко-польской конфедерации к идее советско-чехословацкого договора 1943 г. (окончание)

Весной 1943 г., когда были прерваны советско-польские дипломатические отношения, Советский Союз заявил о своем несогласии с созданием чехословацко-польской конфедерации. Не одобрил он и мысль о подписании чехословацко-польского союзного договора, а также трипартитного советско-польско-чехословацкого договора. Так родилась идея советско-чехословацкого договора, открытого для присоединения к нему в подходящий момент третьей страны, Польши. Советское руководство и чехословацкий президент Э.Бенеш намерены были подписать договор как можно быстрее. Англичане возражали, считая, что такого рода договоры великих держав с малыми странами могут быть подписаны только после войны. В конце концов, их сопротивление было сломлено. Договор был подписан в Москве 12 декабря 1943 г. В статье приведено много документов, подтверждающих концепцию и выводы автора.
В статье рассмотрены идеологические истоки, история становления и развития евразийской мысли. Особое внимание уделено видным представителям этого движения, чьи взгляды и судьбы прослеживаются не только на основе их работ, но и на основе документов из Центрального архива федеральной службы безопасности Российской Федерации.
В очерке прослеживается эволюция взглядов известного публициста и историка Н.Валентинова (Н.В.Вольского) на протяжении его долгой жизни. Этот беспартийный демократ и социалист, вынужденный эмигрант с 1930 г., проявлял редкую независимость суждений, он был способен и к критической самооценке. Валентинова занимали сложные темы истории России, запретные в Советском Союзе для научного изучения: трансформация России перед Первой мировой войной; потенциал НЭПа; роль интеллигенции в модернизации страны; марксизм на русской почве; личность Ленина и идеологические корни большевизма; Россия и Европа; причины утверждения сталинского режима; обусловленность его как кратковременными обстоятельствами, так и традициями национального сознания; мировоззрение и общественная позиция Горького, Блока, Андрея Белого и др. Он был объективным исследователем, многие его наблюдения и выводы поныне сохраняют свое значение.

Банальность зла, или зло глупости

В центре статьи – исследование книги известного немецкого политического философа Ханны Арендт «Банальность зла. Эйхман в Иерусалиме». Автор книги доказывает, что Эйхман стал одним из наиболее страшных преступников в истории человечества именно «благодаря своей бездумности», глупости, которая «способна принести в мир больше зла, чем все злые инстинкты, дремлющие в любом человеке». Процесс познания мира Арендт носит не только социально-политический, но сугубо этический, нравственный характер. Свободная от банальностей книга о банальности зла насыщена оригинальными мыслями и подходами к, казалось бы, ясным и давно разрешенным в исторической литературе вопросам.
14 октября 1943 года узники лагеря уничтожения евреев Собибор подняли восстание. Они перебили эсэсовскую охрану и в большинстве своём вырвались на волю. Это единственный случай за всю II Мировую войну, когда восстание в лагере смерти завершилось успехом.

Российско-американская компания в планах декабристов. К биографии К.Ф.Рылеева

В статье рассматривается революционная деятельность одного из лидеров движения декабристов Кондратия Рылеева. Выясняется, что при подготовке антиправительственного переворота Рылеев использовал свое служебное положение правителя дел крупнейшего в России акционерного предприятия - Российско-Американской компании (РАК). Впервые в историографии конкретизируются планы декабристов по вывозу царской фамилии за границу; доказывается, что планы эти были связаны организацией на деньги РАК морской экспедиции в Русскую Америку (август 1826).

Япония эпохи Мэйдзи в восприятии западного сообщества

В конце XIX в. и особенно накануне и в годы ее войны с Россией 1904–1905 гг. перед правительством Японии встала стратегическая задача скорректировать сложившиеся стереотипы восприятия своей страны в Старом и Новом Свете, завоевать симпатии и доверие Запада, нейтрализовать его страх «желтой опасности» и противопоставить Россию западной цивилизации. Автор статьи исследует официальный западно-ориентированный имиджмейкинг Японии накануне русско-японской войны и в годы самого этого конфликта с упором на организационно-финансовую сторону этой работы и технологии ее ведения.

Сталин и Эйзенштейн (дискуссия о фильме «Иван Грозный»)

В статье исследуется отношение И.В.Сталина к царю Ивану Грозному в полемике с кинорежиссером Сергеем Эйзенштейном. Традиционно считается, что точка зрения вождя партии большевиков была уникальной. Советский руководитель якобы выразил особое сочувственное отношение к первому русскому царю. Автор доказывает, что эта интерпретация неверна. Сталин никакой уникальной точки зрения не выражал, но лишь повторял то, о чем писали советские историки, не только в своих обобщающих трудах, но и в учебниках. Создатель фильма «Иван Грозный», Сергей Эйзенштейн, – так традиционно считается, – выразил взгляд не уникальный, опираясь на широкий круг источников и научной литературы, вполне типичный для того времени. Однако автор статьи доказывает, что позиция кинорежиссера отличалась от общепринятого научного объяснения истории царствования Ивана Грозного. Позиция Сталина, напротив, исключала всякую психологизацию образа царя, выразившего собой и своими делами объективный процесс образования русского национального государства. Сталин поучал Эйзенштейна как плохого ученика, который не вызубрил «тему», не подготовился как надо к экзамену и не сдал его. Сталина вполне устраивали общеизвестные позиции историков, труды И.И.Смирнова, Р.Ю.Виппера, а также содержание учебников, сформировавших устойчивый стереотип восприятия эпохи Ивана Грозного. Эту эпоху надо было видеть не через психологию исторического деятеля, ибо тогда пропадет значимость свершений в строительстве Русского государства, но через объективную закономерность. Хотя и обезличенную, но мистическим образом одухотворенную, потому что в ней содержалось оправдание любой порочности, как бы ее ни понимали: в виде террора, прелюбодеяний или злоупотреблений личным здоровьем. Сталин не отказывался от диалектики, а потому жестокости Грозного, его злодеяний он не отрицал. Любому «минусу» он противопоставляет свой «плюс». Эта диалектика была обращена не к человечеству – очень хороший человек может быть жертвой необходимого процесса, и очень плохой человек может стать символом этого процесса – диалектика Сталина была обращена к природе, безмолвной, безучастной к страданиям, лишенной субъективных чувств. Согласно такой диалектике, любая сверхзадача важнее способов ее достижения. Правильная стратегия и эффективность искупают «субъективные» ошибки. Если Эйзенштейн делал акцент на противоречиях личности Грозного, то Сталин был силен тем, что говорил об очевидных для исторической науки советского времени фактах. Величественная цель не могла не оправдывать любых потерь. Однако, как большой художник, Эйзенштейн не мог до конца угодить власти и потому, в конце концов, нарушил конвенцию. Ему были ближе дореволюционные историки. За коллизиями эпохи Ивана Грозного он угадывал шекспировскую психологическую драму. Так столкнулись идеология и творчество.

Россия и Европа: погоня на поле технологий

В отечественной историографии исследования в области истории техники традиционно «равноудалены» от изучения ее воздействия на социально-экономическое и культурное развитие общества, тогда как зарубежные историки давно и плодотворно занимаются взаимовлиянием технологии и соответствующей ей по времени социокультурной среды. Россия избирательно воспринимала новшества, которые волнами накатывали с Запада, при этом ряд особенностей национального развития оказался тормозом для внедрения некоторых технических новинок. Наименее приспособленной для модернизации оказалась деревня. Крестьяне и помещики оказались не готовыми к переходу и современным методам агрономии и животноводства. Ощущение отставания от Запада породило особое культурное явление, которое автор рискнул назвать «левшизм» – от имени героя повести Н.С.Лескова «Левша», тульского мастера, который подковал английскую блоху.

История России в рамках военных технологий XVII–XXI вв.

В истории России Нового времени военный фактор был очень важен практически во всех отраслях: в экономике, во внутренней и внешней политике, в социальной организации, в самосознании россиян. На протяжении последних трех столетий России пришлось выдержать тяжелую гонку в области военных технологий для сохранения статуса великой державы, для сохранения возможности следовать своим особым путем. В статье анализируется влияние на этот процесс отечественных социокультурных реалий.

«Не все золото, что блестит»: о некоторых аспектах современного изучения послеоктябрьского меньшевизма

Новый документальный материал, введенный в научный оборот за последние 20 лет, возвращение теоретического наследия лидеров российской социал-демократии, расширение круга исследовательских проблем и направлений, изменение содержание ключевых дефиниций, характеризующих идейное развитие меньшевизм, дали возможность впервые в полной мере раскрыть суть жесткой критики со стороны П.Б. Аксельрода, А.Н. Потресова, И.Г. Церетели и др. той позиции, которую заняло новое руководство РСДРП во главе с Ю.О. Мартовым по отношению к большевизму после октября 1917 года. Лишь потеряв партию и отказавшись от того, что Дан и его сторонники пытались представить т.н. «мартовской линией», российские социал-демократы, по словам Н.В. Вольского, сохранили «некое позитивное вероисповедание высших человеческих ценностей, положив их в основу своих новых программных представлений.

Николай II и Государственная дума – новое слово?

В статье рассматривается версия, согласно которой Николай II был не консерватором, а умеренным либералом, сторонником конституции и народного представительства. Он якобы с самого начала своего правления последовательно осуществлял проект обновления монархии, безотносительно к оппозиционному и революционному движению. Эта версия – частный случай идеализации Николая II, связанной с современной идеологической конъюнктурой, но не находящей подтверждения в источниках. Отрицательное в действительности отношение императора к Государственной думе определялось его традиционалистским мировоззрением, идеей преемственности без перемен, стабильности как неподвижности. В начале XX века самодержавие было и реальной формой правления, и мифологией, частью которой была вера самодержца в мифический народ. Официальная концепция самодержавия пришла в противоречие с логикой модернизационного процесса, судьба реформ Столыпина обнаружила, что реформистский потенциал самодержавия исчерпан. Отрыв власти от меняющейся действительности и падение авторитета монарха вместе с широко распространившимся религиозным индифферентизмом привели к тому, что в критический для монархии момент режим оказался в полной изоляции.

Семейная история К.Ф.Рылеева в историко-литературном контексте конца XVIII – начала XIX века

В статье речь идет о семейной истории К.Ф.Рылеева – знаменитого поэта-декабриста. Изучаются личности окружавших его с детства людей, характеризуется среда, в которой он родился и сформировался, и в которой отчасти протекала его взрослая жизнь. Анализируется связь семейной истории Рылеева с его эпистолярием, творчеством, финансовой и журналистской деятельностью.

Расколотая память: Россия и война

Отечественная война 1941–1945 гг.– единственное событие прошлого, память о котором разделяется всей страной и играет первостепенную роль в реконструкции национальной идентичности после развала СССР. В статье рассматриваются причины, по которым отношение к памяти о войне и к фронтовикам менялось в различные периоды советской и постсоветской истории. К опыту войны восходят две разных памяти. Одна – это воспоминания о трагедии войны, об освобождении от фашизма не только своей страны, но и всей Европы – во имя универсальных идеалов свободы. Другая память связана с возрождением государственного могущества, с созданием в брежневские годы культа победы в качестве нового источника легитимации власти взамен исчерпавших себя идеалов Октябрьской революции. Распространение в современном обществе концепции тоталитаризма, объединяющей сталинизм и нацизм, по мнению автора, также деформирует память о войне. Однако, несмотря на господствующий и сейчас государственный культ победы, память, несущая идеалы свободы, жива в современной России.

Россия – США: две страны, два мира

В статье противопоставляются два мира – Россия и США, анализируется история российско-американских отношений, характеризующаяся периодической сменой «потеплений» и «похолоданий». В частности, речь идет о взглядах двух выдающихся философов и культурологов прошлого – Токвиля и Кайзерлинга на пути возможного развития России и США. Точность многих суждений этих мыслителей доказало время. Автор останавливается на новой монографии В.Л.Малькова «Россия и США в XX веке», в которой отношения двух стран рассматриваются в тесной связи с проблемами духовности, мироощущения американцев и русских как культурных общностей с присущими им сходством и различиями. Особое место в статье уделяется сотрудничеству двух стран в начальный период Великой Отечественной войны и роли Франклина Рузвельта в развитии этого процесса, прежде всего, в установлении дипломатических отношений между двумя странами и создании антигитлеровской коалиции с участием Советского Союза.

«Тверская полубогиня»: великая княгиня Екатерина Павловна – лидер консервативной национально-аристократической «партии»

Великая княгиня Екатерина Павловна (1788-1819), «тверская полубогиня», родная сестра Александра I, сыграла исключительную роль в становлении русского консерватизма как политического течения. Она явилась инициатором создания манифеста русской консервативной мысли – записки Н.М.Карамзина «О древней и новой России», выдвинула на пост «диктатора» Москвы в канун 1812 г. лидера консервативной «русской партии» Ф.В.Ростопчина. Великая княгиня последовательно и целенаправленно боролась с правительственным либерализмом своего венценосного брата и была одним из тех политиков, кто смог добиться опалы самого видного деятеля правительственного либерализма той эпохи – М.М.Сперанского.

Образы «народных героев» войны 1853–1856 гг. в культурной памяти

Война 1853–1856 гг., несмотря на разочарование, которое она вызвала у современников, впоследствии не стала забытой и превратилась в один из важнейших героических и народно-патриотических символов. Эйфория первых успехов, ожидания несомненной будущей победы, патриотический подъем начального периода войны трансформировались в чувство скорбной гордости к началу XX века. Подчеркивалось, что поражение было не моральным, а военным, «физическим». В статье показано влияние героической традиции прошлых войн, в частности кампании 1812 года против Наполеона I, на эволюцию памяти о Крымской войне. Эта традиция задавала своеобразные рамки существованию памяти и способствовала сглаживанию образа травматического прошлого благодаря постепенному стиранию трагической памяти и дополнению её героической. В статье рассматриваются образы персонажей из народа, сложившиеся в нарративах и вошедшие в своеобразный Пантеон героев войны в Крыму. Образы должны были подчеркивать народный характер войны, где огромное место отведено подвигу, жертвенности, моральному превосходству над противником. Сами герои превратились в символы и стали частью севастопольского мифа.

Уродливая, падшая личность: общественный дискурс о личности и городской жизни в России 1906–1916 годов

Городские публицисты предреволюционной России (даже в общедоступных газетах) постоянно били тревогу по поводу морального и духовного состояния человека в условиях современности. Они описывали Настоящее как век упадка, разложения и болезней. Это декадентство выражалось и в конкретных формах (таких, как озабоченность сексуальной распущенностью и «эпидемиями» самоубийств) и в абстрактных эмоциях и идеях. Центральным в разговорах о судьбе человека в современной городской жизни, особенно в Петербурге, было пессимистическое восприятие самого времени, тревога о том, что рушится .современный миф о времени как о «прогрессе», об обещании непрерывного изменения к лучшему. И дело было не только в русской «отсталости», а еще и в усиливающемся влиянии города. Благодаря суровому российскому опыту городские обозреватели были особенно чувствительны к темным и разрушительным сторонам современности.

Первый шаг в десталинизации исторической науки

В статье речь идет о положении дел в исторической науке после смерти Сталина. Критический настрой по отношению к исторической науке особенно ярко проявился на совещании высочайшего уровня в Президиуме Академии наук 20. 03.1953 г. Основная тема выступления первого докладчика, и.о. директора Института истории А.Л.Сидорова, – признание гениальности работ Сталина и общего провала исторической науки. Наибольшей силы удар был направлен не против отдельной личности или даже группы лиц. Удар направлялся против всего Ленинградского Отделения Института истории, который намеревались закрыть за ненадобностью. Идеологическая машина не могла остановиться сразу, однако со временем разоблачительный тон выступлений менялся. Официальные круги встали на путь постепенной десталинизации исторической науки. Пример этому – подготовка к публикации материалов итоговой статьи одного из главных идеологов того времени А.М.Панкратовой. На разных стадиях этой подготовки многие идеологические крайности постепенно сглаживались.

Новоевропейская парадигма «Государственность»: теоретические предпосылки и когнитивные несоответствия

Статья посвящена новоевропейской парадигме "государственность" в том виде, в каком она была усвоена видными российскими историками. В связи с этим автором рассматриваются труды С.М.Соловьева, К.Д.Кавелина и Б.Н.Чичерина. Понятие "государственность", таким образом, формируется в определенном историческом и теоретическом контексте и призвано помочь осмыслить русскую историю на всем протяжении ее развития. Однако, по мнению исследователя, любые теоретические предпосылки историков требуют вдумчивого анализа и понимания. Ведь опыт новоевропейского толкования "государства" и "государственности" существенно расходится с тем, что можно обнаружить в русских источниках допетровского времени.
Статья посвящена возникновению феномена сталинизма и выработке его основных идеологем. Новую общественно-политическую и правовую доктрину обсуждали и вводили в оборот члены Общества марксистов-государственников. О деятельности этой организации до недавнего времени было практически ничего неизвестно. Благодаря привлечению уникальных архивных материалов (архив Академии наук и его филиала в Санкт-Петербурге) автору статьи удается проследить генезис основных идеологических конструкций сталинизма. В центре внимания автора оказываются протоколы и стенограммы докладов, сделанных членами Общества на I Всесоюзном съезде марксистов-государственников и на I Всесоюзном пленуме ассоциации обществ марксистов-государственников.

"Культ личности" в марте 1953 года

Через день после похорон И.В. Сталина впервые прозвучали слова о недопустимости «культа личности». Их произнес Г.М. Маленков. Однако эти слова не имели прямого отношения к Сталину. Первое упоминание «культа личности», если исходить из основной интенции записок П.Н. Поспелова, секретаря ЦК КПСС, сообщившего о совещании в Президиуме ЦК КПСС 10 марта 1953 г., никак не связано с именем Сталина. Ключевая идея в выступлении Маленкова перед журналистами заключалась в том, чтобы никто из трех главных руководителей страны, членов Президиума ЦК КПСС, Г.М. Маленкова, Л.П. Берии и В.М. Молотова, не получил предпочтения, чтобы руководство стало коллективным. Но и после июльского Пленума Президиума ЦК КПСС (1953 г.), на котором впервые Г.М.Маленков сказал прямо, что был «культ личности Сталина», никакого публичного разоблачения деятельности Сталина не было и быть не могло. По одной лишь причине: высказанную на Пленуме ЦК партии критику Сталина разрешалось повторять только высшим должностным лицам в партии на закрытых мероприятиях. Для всех прочих, и советского общества в целом, вплоть до секретного доклада Н.С. Хрущева на XX съезде партии, оставалась актуальной кампания разоблачения «вредного культа личности» вообще, т.е. почитания великой личности вопреки тому, что народ – истинный творец истории.

Как начиналось ядерное разоружение

Статья посвящена описанию и оценкам ситуации почему и как Н.С.Хрущев принял решение приступить к ядерному разоружению, начав с запрещения ядерных испытаний. Одновременно автор анализирует реакцию Вашингтона на это советское решение. В то время взаимное недоверие сторон было очень высоким, но, тем не менее, первые переговоры начались в Женеве, и в них участвовали не только дипломаты, но и известные ученые–ядерщики. Так был сделан первый шаг к ядерному разоружению. Как это происходило, подробно описывает автор, которому довелось быть свидетелем этих событий.

«Дневник» профессора А.М.Шлезингера как источник по истории холодной войны

С конца Второй мировой войны и со времени его первых контактов с руководящими кругами демократической партии, участия в администрации президента Кеннеди и вплоть до начала ХХI века выдающийся американский историк А.М. Шлезингер-младший всегда находился в самом центре американской политики и общественной жизни. На протяжении более чем полувека всемирно известный автор многих фундаментальных трудов по истории США заносил в свой «Дневник» каждодневные жизненные впечатления, которые в совокупности представляют собой сегодня ценнейшие описания многих ключевых событий в жизни Америки и в мировой политике. Уникальное произведение содержит многие неизвестные страницы международной жизни – от Берлинского кризиса, вторжения в Долине Свиней на Кубе до распада Советского Союза и противостояния Буш–Гор во время президентской избирательной кампании в США 2000 года. Автор статьи акцентирует внимание читателей на некоторых важных фрагментах «Дневника» Шлезингера, позволяющих более основательно понять международную политику последних десятилетий в ее различных измерениях.

22 июня 1941 г.: реакция западных демократий и чехо-словацкий резонанс

В статье рассматриваются следующие вопросы: вынашивание Гитлером планов «похода на Восток», тайная подготовка к нападению на СССР, кампания дезинформации, проводимая нацистской пропагандой, отношение Москвы к сведениям о готовящемся нападении Германии на СССР, стремление оттянуть начало войны из-за неготовности к ней Советского Союза; реакция государственных руководителей Великобритании и США на очередную агрессию Германии, неоднозначные настроения английской и американской общественности; восприятие Э.Бенешем нападения Германии на СССР, его надежды на разгром Германии и восстановление Чехословакии; оценка 22 июня начальником чехословацкой военной миссии в СССР полковником Г.Пикой, его предложения о советско-чехословацком сотрудничестве в политической и военной областях; настроения среди чехословацких легионеров в Суздальском лагере для интернированных; влияние событий на Восточном фронте на внутреннее положение в Протекторате Чехия и Моравия; восприятие начала войны между СССР и Германией словацкими правящими верхами, разрыв дипломатических отношений Словакии с СССР, отправка словацкого войска на советско-германский фронт. Статья основана на опубликованных документах, мемуарах, архивных материалах, существующей литературе.

Хорошо забытое старое

В статье прослеживается развитие концептуальных основ изучения истории политических партий Российской империи. За последние пятнадцать лет в исследовании российских партий достигнуты впечатляющие результаты: идет масштабная серийная публикация партийных документов, созданы монографии, посвященные отдельным партиям, и ряд обобщающих работ, позволяющих характеризовать их систему. Однако осмыслению огромного накопленного фактического материала мешает недостаточное внимание к вопросам методологии. С одной стороны, в значительной степени изолированно друг от друга идет работа историков и партологов, настоятельной необходимостью являются исследования на междисциплинарной основе. С другой стороны, незаслуженно забытыми оказались концептуальные наработки русских ученых и политических деятелей начала ХХ в.

Евгений Преображенский: большевик из поповичей

Статья посвящена большевистскому лидеру, выдающемуся экономисту, теоретику левой оппозиции в ВКП(б) в 1920-е гг. Евгению Алексеевичу Преображенскому (1886–1937). Практически забытый в современной России, широко известный на Западе соавтор Н.И.Бухарина по знаменитой «Азбуке коммунизма», создатель концепции «первоначального социалистического накопления», ряда новаторских работ («Новая экономика», «Теория падающей валюты», «Закат капитализма» и др.) Е.А.Преображенский анализируется как «идеальный тип» русского революционера из поповичей (по типологии Л.Хеймсона). Рассматриваются причины, мотивы, основные этапы превращения сына православного священника в революционера-большевика; ряд аспектов проблемы «православие (христианство) и марксизм». Посвящается 125-летию со дня рождения Е.А.Преображенского.

Закон и реальность. «Положение о морском цензе для офицеров флота 1885 года»

Статья посвящена проблеме реформ в России на рубеже XIX–XX века. На примере реформы чинопроизводства в военно-морском флоте России в 1885 г., основные пункты которой представлены в «Положении о морском цензе для офицеров флота», автор выявляет механизмы, с помощью которых инновационные идеи искажаются и встраиваются в существующую систему, в итоге теряя свою новизну и эффективность. На основе анализа документов Морского министерства автор показывает особенности службы офицеров русского флота в период действия «Положении о морском цензе для офицеров флота» (1885–1907).

Евгений Преображенский – большевик из поповичей

В статье рассматриваются взгляды большевистского лидера Е.А. Преображенского на генезис советского бюрократизма и меры по его преодолению; причины бюрократического вырождения Советской власти. Отмечается, что, согласно концепции Преображенского, бюрократизм являлся закономерным порождением государственного (бестоварного) социализма – следствием централизованной экономики, а не результатом культурно-исторической отсталости России, как полагал, в частности, В.И. Ленин. Базисный характер бюрократизма требовал, по мнению Преображенского, от Российской коммунистической партии большевиков беспрецедентных усилий по его нейтрализации: членство в партии должно было быть экономически невыгодным, за правонарушения коммунистов следовало наказывать строже, чем других граждан и т.д.

Какие партии были в Российской империи?

В статье прослеживается процесс генезиса политических партий Российской империи, определяются его хронологические границы и стадии. Автор показывает, что Россия имела богатый и уходящий своими корнями в глубокую древность опыт политической борьбы и полагает, что говорить о значительном отставании российского партогенеза от европейского некорректно. Неверен тезис и о приоритетности возникновения партий на национальных окраинах империи. Напротив, пример партийного строительства давал центр страны и, прежде всего, столицы. Социалистические организации, опережая консервативные и либеральные на начальных стадиях генезиса по темпам формирования, все же завершают свое становление позже последних, что соответствует мировой практике. Отобрав оформленные партии с помощью признаков, оговоренных в статье, автор получил гораздо более скромные данные об их численности по сравнению с фигурирующими в исторической литературе. Отобранные партии были классифицированы по территориально-национальному и доктринальному признакам.

Русско-японская война в воспрятии российского крестьянства

В статье рассмотрен вопрос об источниках сведений о событиях на Дальнем Востоке и отношении к ним крестьянства. Война затронула крестьянство призывом запасных и новобранцев. Не война явилась причиной тяжелого положения деревни, но она обострила социально-экономические проблемы. Основу информационного обеспечения Русско-японской войны для крестьян составляли патриотические лубки и устная информация, которая была двух видов: проправительственная (через духовенство) и антиправительственная (через «умных людей»). Интерес крестьян к войне был, но скорее негативный. Они отрицали и критиковали существующие порядки, призывали запасных и новобранцев «не ходить на войну», а односельчан – ничего не жертвовать на нее, не платить податей и налогов. Часть крестьянства сотрудничала с революционными агитаторами и пропагандистами. Начавшаяся революция заслонила собой неудачную войну и заключенный мир не привел к успокоению народа.

Этнизация сталинизма? «Национальные» и «кулацкая» операции НКВД: сравнительный аспект

Согласно тезису об «этнизации» сталинизма, режим считал своими главными врагами в 1930–1940-е годы «враждебные» этнические группы. Изучение «немецкой» операции 1937–1938 гг. в Западной Сибири позволяет усомниться в однозначности подобной трактовки. Во многом ключ к пониманию специфики «национальных» операций дает их сравнение с операцией по приказу НКВД № 00447 («кулацкая» операция). Определяющим в выборе жертв «национальных» операций был критерий социального прошлого.

Эхо Московской битвы: стратегическое положение и планы сторон весной 1942 г.

Статья посвящена итогам и последствиям первой решающей битвы Великой Отечественной войны – битве за Москву, трагическим и героическим страницам одного из ключевых моментов нашей истории. В работе рассматриваются планы германского командования и экстренные меры советского руководства по повышению боеспособности Красной армии в начале 1942 г. На основе известных и недавно открытых документов освящаются потенциал противоборствующих сторон, международное положение СССР, оценки его возможностей со стороны союзников. Внимание уделяется моральному состоянию советских вооруженных сил в преддверии новых гигантских схваток с вермахтом.

Династическая политика Австрийской, Прусской и Российской монархий в XVIII веке. Сравнительно-исторический анализ

Статья посвящена сравнительному анализу династической политики Австрии, Пруссии и России в XVIII веке. Автор пытается ответить на вопрос, какую роль играла она в политической, экономической и культурной жизни Центральной, Восточной и Северной Европы в эпоху Просвещения. В статье анализируется эффективность династических стратегий для достижения внешнеполитических целей европейских государств, приводится типология династических браков и т.д

Сыны отечества: к вопросу о формировании декабристской идеологии

Работа посвящена изучению социально-политических взглядов русского офицерства 1812–1814 гг. На основании анализа семантики понятий отечество и сын отечества (патриот) рассмотрено отношение офицеров к императору и крестьянам. Прослежено изменение этих взглядов в послевоенный период (1814–1825 гг.). Первоначально в понятие сын отечества офицеры включали только дворян и императора. Под влиянием войн 1812–1814 гг. эта установка трансформируется: император перестает ассоциироваться с сыном отечества, а крестьяне, напротив, начинают восприниматься офицерством как сыны отечества. В этой трансформации мы усматриваем исходные моменты формирования декабристской идеологии.

Образы французской революции в общественной мысли России XIX века

Сохранилось немало свидетельств, позволяющих говорить об эмоциональном и глубоком восприятии поколениями русских людей событий Французской революции. Ее ценностные понятия, образно-символический строй служили своего рода «путеводителем» в будущее, которое завораживало и отпугивало одновременно. Четко размежевав консерваторов и радикалов, дискуссии об оптимальном пути приобщения к западноевропейским нормам привели во второй половине XIX в. к формированию «русской идеи» и утверждению необходимости особой цивилизации для России. Первая линия выражала себя православно-монархическим идеалом, в котором просветительские принципы соединялись с мотивами национальной идентичности (замещение формулы «свобода – равенство – братство» триадой «православие – самодержавие – народность»). Вторая – представляла сплав европейского социализма с идеалами общинности, причем имелся в виду общинно-патриархальный уклад деревни. Путь к светлому будущему интеллигенция связывала со своей деятельностью, русскому народу оставалось лишь принять результат выбора.

«Смотря на поход двенадцатого года глазами историка». А.А.Корнилов и М.М.Ковалевский о войне 1812 года

В статье отмечается взаимосвязь между научными взглядами А.А.Корнилова и М.М.Ковалевского и их политической позицией как либералов-центристов. Характерная черта центристской концепции переустройства России – обоснование необходимости сохранения исторической преемственности в процессе преобразований. Отсюда – понимание идеологами либерального центризма опасности фальсификации истории. В статье отражена позиция Корнилова и Ковалевского по ряду вопросов, оказавшихся в центре внимания в связи с празднованием 100-летия Отечественной войны 1812 г. (оценка личности и деятельности Александра I, М.М. Сперанского; последствия для России континентальной блокады; влияние событий в период между Тильзитским миром и вторжением наполеоновской армии в Россию на исход Отечественной войны 1812 г.; воздействие войны на развитие общественной мысли, подготовку и отмену крепостного права).

О предпосылках сталинской коллективизации

В статье анализируются предпосылки советской коллективизации как процесса модернизации по западному образцу, по образцу появившихся в 1920-х годах американских «агрофабрик». В основе организации этих агрофабрик лежало применение самой совершенной техники – не только тракторов, но и созданных в это десятилетие зерноуборочных комбайнов. Советские лидеры воспринимали комбайн, как фундаментальную инновацию, которая докажет преимущества колхозов и позволит направить на индустриальные стройки примерно 15 млн. высвободившихся на селе работников.

К истории военного образования в России в начале XIX века: К.Ф.Рылеев в 1-м кадетском корпусе

В статье речь идет об истории военного образования в России начала XIX в., и прежде всего об истории 1-го Кадетского корпуса. В центре внимания авторов - время пребывания в корпусе знаменитого русского поэта К.Ф. Рылеева. Рассматривается корпусная система обучения военным и другим «наукам», корпусные нравы. Все это складывалось во многом благодаря личным качествам преподавателей, которые оказывали на своих подопечных несомненное влияние. Кроме того, речь идет о малолетнем отделении корпуса, в котором Рылееву тоже довелось прожить несколько лет. Делается попытка установить круг кадетских друзей будущего революционера, проанализировать его первые кадетские стихи.

«Политический арлекин» и возможность англо-русского альянса. К вопросу о формировании VI антинаполеоновской коалиции

Статья посвящена проблемам формирования Шестой антинаполеоновской коалиции, англо-русским и англо-австрийским дипломатическим отношениям в период кампании 1813. Статья опровергает мнение о том, что уже с начала 1813 г. Великобритания поддерживала Австрию. Напротив, Британия смотрела на Австрию с большим недоверием, и Каслри не собирался следовать в фарватере австрийской политики. Своим главным и самым важным союзником в борьбе с Наполеоном Каслри видел Россию. Став министром иностранных дел, Каслри предпринимал попытки преодолеть традиционное недоверие между двумя странами. Но англо-русский альянс (предложенный Каслри в начале 1813 г.) не сложился и Каслри нашел поддержку в лице Меттерниха, а не Александра I. В статье так же рассмотрены личные отношения между послами, которые, как показал опыт переговоров 1813 г. и как будет показано ниже, имели большое, а иногда решающее, значение для Европы.

Поражение немцев в Сталинграде: реакция немецкого общества и нацистского государства

Данная статья представляет собой краткий анализ последствий поражения германских войск под Сталинградом в Третьем рейхе. Немецкое население, плохо информированное контролируемыми государством СМИ, пребывало в состоянии шока. В то время как политические противники гитлеровской диктатуры ввиду потери ее популярности питали надежды, сам режим пытался преодолеть критическую ситуацию путем пропаганды «тотальной войны» и радикализации преступных методов подавления и порабощения.

"Власть без доверия нации – ничто". Губернская реформа Екатерины II в проповедях на открытие наместничеств

В статье проанализированы основные стратегии, используемые в проповедях церковных иерархов екатерининского времени, сказанных на церемониях открытия наместничеств, как для обоснования значимости Губернской реформы, так и для разъяснения важнейших для развивающейся империи идей о роли правосудия и органов судопроизводства в жизни общества и государства. Проповедь рассматривается как действенный инструмент, позволяющий в понятном, авторитетном для православных подданных ключе донести информацию об основных внутри- и внешнеполитических акциях верховной власти. Хотя основной задачей проповеди продолжало оставаться духовное наставление паствы об исполнении общехристианских добродетелей, в этот период отчетливо усиливается гражданская функция проповеди – трансляции государственной идеологии и закрепления ее в сознании православных подданных российского монарха различного социального статуса.

К истории русской армии начала XIX века: К.Ф.Рылеев на военной службе

В статье речь идет о положении дел в русской армии после Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов 1813 и 1814 гг. На примере служебной деятельности поэта и заговорщика К.Ф. Рылеева рассматриваются взаимоотношения в среде армейских офицеров, устанавливается круг их интересов, их отношение к военной службе. Делается вывод о том, что послевоенная офицерская служба не могла в полной мере удовлетворить честолюбивых мечтаний молодых дворян Александровской эпохи.

Эсер на службе у Колчака. Управляющий Ирбитским уездом в 1918–1919 гг. М.А.Атмакин

В статье представлена биография Маркела Атмакина, эсера, профессионального журналиста, который в 1918-1919 гг. был Управляющим Ирбитским уездом Пермской губернии. Основное внимание уделено деятельности М.А. Атмакина в годы Гражданской войны. На материалах следственного дела Атмакина в статье показана подоплека конфликтов между гражданскими и военными властями колчаковского режима. По мнению автора статьи, эти конфликты приблизили поражение белого движения на Востоке России.

Худой мир лучше доброй ссоры. Оборонческий альянс Г.В.Плеханова и А.Н.Потресова в годы Первой мировой войны

В статье содержится детальный анализ произошедшего в начале ХХ века конфликта между «отцом русского марксизма», основателем российской социал-демократии Г.В.Плехановым и одним из лидеров российского меньшевизма А.Н.Потресовым, а также преодоления этого конфликта в 1917–1918 годах на основе «оборонческой» платформы по отношению к Первой мировой войне, разделявшейся обоими деятелями. Примирение между этими лидерами способствовало формированию в данный период «оборонческого» альянса Плеханова, Потресова и их единомышленников.

Борьба за «вечный мир» в годы Первой мировой войны: большевики против «демократов»

Автор обращает внимание на то, что в годы Первой мировой войны, вопреки устоявшимся взглядам, борьба велась не только за новые территории, но и за установление «вечного мира». Являясь активным участником этой борьбы, большевики отстаивали «социалистическую» модель мира в идейном противостоянии, главным образом, со сторонниками «демократической» модели, в число которых входили не только либералы, но и многие представители международного социал-демократического движения. Однако в последние годы данная деятельность большевиков зачастую игнорируется, что способствует искажению картины прошлого и одностороннему освещению истории мировых войн.

Отречение Николая II и Михаила Александровича: законность последних манифестов Романовых

Статья посвящена вопросам соответствия нормам государственного права Российской империи акта императора Николая II от 2 марта 1917 года об отречении от Престола и акта Великого князя Михаила Александровича от 3 марта 1917 года об отказе от Престола. Приводится анализ теории и практики правил престолонаследия в России со времен Ивана IV до Николая II. Особое внимание уделено правилам престолонаследия, установленным Петром I и Павлом I. Частично исследован вопрос о статусе российского императора по Основным законам Российской империи. Дан подробный анализ актов Николая II и Михаила на предмет их соответствия имперскому законодательству, сделана попытка показать роль данных документов в дискредитации идеологии российской монархии.

Первая мировая война в человеческом измерении: власть и общество

Для России Первая мировая война стала не только предвестником, но и мощным детонатором роковых событий 1917 года. Спровоцированный тяготами этих ненастных лет «девятый вал» революционной волны не остановился на том, что смел с лица российской земли устои самодержавной власти, еще несколько лет назад казавшиеся незыблемыми. Он пошел дальше, круша вековые основы, традиционный уклад как государственной, так и народной жизни. И завершившись в итоге другой войной, еще более страшной и кровопролитной для страны – войной гражданской. Спустя столетие с начала этих судьбоносных событий, потрясших нашу страну и весь мир, мы просто обязаны вернуться к их осмыслению с уровня проблем и вызовов сегодняшнего дня. Но для этого, в первую очередь, необходимо воззвать из небытия, оживить, услышать и адекватно воспринять голоса тех, кто вынес на своих плечах тяготы и последствия этой, как сегодня стало модно говорить, «забытой войны».

Отречение Николая II и Михаила Александровича: законность последних манифестов Романовых.

Статья посвящена вопросам соответствия нормам государственного права Российской империи акта императора Николая II от 2 марта 1917 года об отречении от Престола и акта Великого князя Михаила Александровича от 3 марта 1917 года об отказе от Престола. Рассмотрены проблемы возможности отречения императора от престола по дореволюционному законодательству, возможности свободного назначения императором наследника престола. Сделана попытка раскрыть правовые возможности передачи власти, которые имелись у Николая II к моменту отречения. Дан подробный анализ актов Николая II и Михаила на предмет их соответствия дореволюционному законодательству, сделана попытка показать роль данных документов в дискредитации идеологии православной российской монархии.

Кочевая и мешочническая Россия: адаптация народа к катастрофе гражданской войны

В период гражданской войны и русской смуты произошло возрождение присущего русскому этносу кочевого самосознания. В стабильные времена оно отходило на задний план и постепенно изживалось. Однако в экстремальной ситуации проявило себя в полной мере. Именно это обстоятельство сыграло важную роль в выживании российского населения. Значительная часть жителей снялась с места и отправилась в кочевье. В данной связи автор анализирует такое масштабное явление как российское мешочничество. Миллионы мешочников представляли собой по сути дела кочевников. Советское государство, исходя в первую очередь из идеологических причин, объявило им войну. Мешочническое движение стало нелегальным. Его участники, вступив в борьбу с государством, на своем кочевом пути встречали и преодолевали бесчисленные трудности. В конечном счете кочевая и мешочническая Россия заставила большевиков пойти на компромисс.

«Инакомыслие» Е.А.Преображенского: история взаимоотношений ученого и власти

Уникальная практика в строительстве социалистического общества – НЭП – заставила перевести поиск теоретических и практических решений в плоскость капиталистических отношений. Этому сопутствовал взлет российской советской экономической науки. Комплексные исследования теоретического и прикладного характера блистательной плеяды российских советских ученых-экономистов 1920-х годов в перспективе вполне могли составить фундамент смешанной экономики переходного периода отсталой в промышленном отношении крестьянской страны. Не пройдет и 30-ти лет, как ряд исследований будет признан выдающимися достижениями мировой экономической мысли. Новые архивные документы и осмысление ранее опубликованных материалов позволили воссоздать историю конфликта ученого и государственного деятеля Е.А.Преображенского и власти, т.е. раскрыть на этом примере не перестающую быть актуальной проблему противостояния концептуальных приоритетов инновационных экономических моделей и концептуальных приоритетов, ориентированных на поддержание политического режима и сохранение политической власти.

В Словакию через Карпаты:к 70-летию словацкого национального восстания и карпато-дуклинской операции Красной армии

Статья написана к 70-летию Словацкого национального восстания (29 августа – 28 октября 1944 г.) и Карпато-Дуклинской операции Красной Армии (8 сентября – 28 октября 1944 г.), которая проводилась по политическим соображениям с целью помощи восстанию. Она была подготовлена в кратчайшие сроки, проходила в чрезвычайно трудных условиях и привела к огромным человеческим жертвам. Вместе с Красной Армией в операции участвовал сформированный в СССР 1-й Чехословацкий армейский корпус. 6 октября 1944 г. советские и чехословацкие войска овладели Дуклинским перевалом в Карпатах и вышли на довоенную чехословацкую границу. Показано, как оценивалась операция в новейшей чешской и словацкой историографии. Статья основана на архивных и опубликованных документах, мемуарах советских военачальников, известной автору литературе.

Предыстория и развязка трагедии: террористический акт 28 марта 1922 года в Берлине

Автор привлекает внимание к событию, которое, по его мнению, оказалось знаковым и своеобразно завершило процесс назревания разлада в среде русской интеллигенции. 28 марта 1922 г. в зале Берлинской филармонии молодые монархисты – эмигранты убили лидера партии кадетов В.Набокова. С начала XX века Владимир Дмитриевич и его соратники, руководствуясь неприемлемой для России того времени либеральной утопией, развернули наступление против отечественного монархического государства. Идеология последнего в условиях модернизации также стала утопией; но все-таки государство олицетворяло способную эволюционировать стабильность. Между тем авторитет политической системы либералам удалось подорвать. В результате произошли революция, русская смута и приход к власти новой группы утопистов – большевиков. Переживший крах иллюзий, оказавшийся в эмиграции В.Д.Набоков был расстрелян заговорщиками, психологию и мировоззрение которых определяли державная утопия и монархическая экзальтация. Автор полагает, что доминантой отечественного развития в изучаемый период нередко выступало ожесточенное противостояние коллективов, вдохновляемых социальными утопиями.

«Инакомыслие» Е.А.Преображенского: история взаимоотношений ученого и власти (окончание)

Уникальная практика в строительстве социалистического общества – НЭП – заставила перевести поиск теоретических и практических решений в плоскость капиталистических отношений. Этому сопутствовал взлет российской советской экономической науки. Комплексные исследования теоретического и прикладного характера блистательной плеяды российских советских ученых-экономистов 1920-х годов в перспективе вполне могли составить фундамент смешанной экономики переходного периода отсталой в промышленном отношении крестьянской страны. Не пройдет и 30-ти лет, как ряд исследований будет признан выдающимся достижением мировой экономической мысли. Новые архивные документы и осмысление ранее опубликованных материалов позволили воссоздать историю конфликта ученого и государственного деятеля Е.А. Преображенского и власти, т.е. раскрыть не перестающую быть актуальной проблему противостояния концептуальных приоритетов инновационных экономических моделей и концептуальных приоритетов, ориентированных на поддержание политического режима и сохранение политической власти.

Реалии гражданской войны: новые материалы к портрету Станислава Булак-Булаховича

Первая мировая война изменила геополитическую картину послевоенной Европы и способствовала появлению неординарных личностей. Одной из таких мы можем назвать Станислава Булак-Балаховича, партизана, авантюриста, удачливого и успешногоармейского командира. Боевой опыт, полученный им на фронте, и качества характера сделали его востребованным командиром в армиях нескольких государств: Российской империи, Советской России, Северо-Западной (Белой), Эстонии, Польши. В короткий период времени Балахович прошел путь от ротмитра императорской армии до генерала армии Польской республики, получив высший ее орден – Virtuti Militari. Попытки создания им Белорусских отрядов (армии) закончились неудачей: польское руководство решительно подавляло все проявления национального самосознания на своей территории.После окончания советско-польской войны и неудачного самостоятельного похода в Белоруссию, Балахович проживал в Польше вплоть до начала Второй мировой войны, сотрудничая с польским военным командованием (разведка и контрразведка).

Аншлюс, Мюнхен, Польша..: пресса США и угроза войны 1938–1939 годов

В статье рассмотрены на основе анализа прессы США некоторые аспекты кризисного периода 1938–1939 гг. В американском обществе 1920-х — 1930-х гг. по такой проблеме, как осознание угрозы войны, боролись две тенденции, выраженные «изоляционистами», с одной стороны, и «интернационалистами», с другой. Центральные и местные газеты дают чёткое представление о реакции общества на кризисные моменты в международных отношениях в 1938-1939 гг.
В журнале публикуются материалы конференции, состоявшейся в декабре 2013 года на филологическом факультете МГУ им. М.В.Ломоносова и посвященной одному из древнейших памятников русской словесности, «Повести временных лет». Перед нами древнейший свод русской истории, памятник, заключающий важнейшие мифологемы и идеологемы восточнославянского прошлого. Участники конференции сосредоточились на проблемах герменевтики, целостности текста и происхождении «Повести временных лет», значение которой не ограничивается по-прежнему узкими профессиональными интересами медиевистов. Ведь «Повесть временных лет» была призвана ответит на вопрос: «Откуда пошла есть Русская земля?»

К вопросу о предыстории кавказской войны XIX века

Каков контекст и подтекст дискуссии о хронологических рамках Кавказской войны? Носит ли этот спор научно-познавательный характер и в какой степени тут примешана идеология и современные политические реалии? Насколько методологически оправдано ретроспективное «конструирование» альтернативных вариантов развития русско-кавказских отношений в XVIII–XIX веках? К спокойному размышлению над этими вопросами приглашает читателей автор данной статьи.

Авиастроение накануне и в годы Великой Отечественной: под жесткой дланью Сталина

В вооруженной схватке с нацистской Германией, ставшей первой глобальной войной моторов, Советский Союз победил во многом благодаря тому, что обладал мощной и динамично развивавшейся авиационной промышленностью. Вот почему так важно объективно и во всеоружии всех известных фактов исторически реконструировать процесс организационной консолидации и научно-технической модернизации данной оборонной отрасли в накаленной международной ситуации конца 1930-х гг. и последующего ее функционирования в чрезвычайных условиях военного времени. Собственно, это, главным образом, и постарался сделать автор. При этом он, возможно, впервые предпринял попытку научного изучения – беспристрастного и неангажированного – противоречивой роли И.В.Сталина в управлении отечественным авиастроением накануне и в годы Великой Отечественной войны. О том, как удалось автору реализовать эту весьма непростую задачу, судить читателю.

В балтском подполье 1941–1944 годы. Документальный очерк

Личные воспоминания, записи товарищей по партизанскому подполью, документальные материалы о жизни и борьбе людей на территории, захваченной в начале войны немецко-румынскими оккупантами, составляют основное содержание очерка. В течение почти трех лет жестокого оккупационного режима большая подпольно-партизанская организация в районе г. Балта Одесской области наносила ощутимые удары по вражескому тылу. Приведены неизвестные ранее факты о героических и порой трагических событиях того времени, поражениях и победах партизанского подполья.

Литература и литераторы в первом русском журнале

В статье речь идет о первом русском научно-популярном журнале «Ежемесячные сочинения, к пользе и увеселению служащие» (1755–1764). Одним из самых объемных отделов журнала был отдел литературный. На страницах журнала отражались литературные события той эпохи: литературная полемика, личные взаимоотношения между литераторами, проникновение в Россию европейских произведений «изящной словесности» и др.

«Мы беззаветные герои все...». Феномен социальной мобильности общества в свете его героизации (1920-е – 1930-е годы)

Героизм был и продолжает оставаться одним из наиболее эффективных средств легитимации коммунистического режима. В то же время сотворение героев являлось действенным инструментом формирования советских элит. Возникновение «героической» квазисоциальной прослойки населения стало наиболее ярко выраженным образчиком социальной мобильности советского общества. Прослеживается генезис этого явления: от культа павших героев времен революции и гражданской войны через «постгероический» нэп до «времени героев» второй половины 1930-х годов, знаменовавшегося целевой функционализацией образа героя. Отдельное внимание уделяется роли «героического» нарратива.
Предпринятые руководством Брежнева попытки реабилитации Сталина и усиления цензуры, привели к возникновению в СССР умеренной демократической оппозиции, в основном среди творческой и научной интеллигенции. Это явление получило определение как «диссидентское движение». Для борьбы с этой оппозицией начали применяться новые репрессивные меры, увольнения с работы, суды с обвинениями в «клевете на советский государственный строй», ссылки, помещения диссидентов в психиатрические больницы и другие. Однако по отношению к широко известным фигурам среди оппозиции возникли такие новые репрессивные меры, как принуждение диссидентов к эмиграции, лишение советского гражданства и даже насильственная высылка из страны. В этой группе «лишенных советского гражданства» оказался в 1973 году и биолог Жорес Медведев. В своих воспоминаниях «Опасная профессия», отрывок из которых публикуется в настоящем очерке, автор рассказывает о том, как сложилась его жизнь в «западной ссылке» и о том, какие проблемы возникали у других знакомых ему диссидентов, тем или иным путем изгнанных из родной страны. В публикуемом отрывке рассказаны эпизоды первого года жизни автора в Англии, а также о «встрече» с Западом его недавних друзей Мстислава Ростроповича и Александра Солженицына.

«Журнал для чтения воспитанникам военно-учебных заведений»: из истории журналистики для детей

В статье идет речь о специализированном журнале для детей. Он предназначался для воспитанников военно-учебных заведений Российской империи и по ним рассылался. Это обусловливало содержание, круг авторов и общую идеологическую направленность издания.

Роскошь. Кризис. Государство. Государственное регулирование российского рынка роскоши в период кризиса 1916–1917 годов

В статье рассматривается деятельность российского государства по регулированию рынка роскоши в период Первой мировой войны и Февральской революции. Особое внимание уделяется проблемам ценообразования, дороговизны и спекуляции на российском рынке потребительских товаров. В статье также анализируются особенности налогообложения в период общероссийского кризиса, вызванного войной. Некоторые исторические источники впервые вводятся автором в научный оборот. Работа имеет междисциплинарный характер, написана на стыке социальных, исторических и экономических наук. Дальнейшая разработка данной темы представляется перспективной.

Опасная профессия (продолжение)

В сентябре и октябре 1974 года в Комитете по иностранным делам Сената США, возглавлявшемся сенатором Фулбрайтом, планировались открытые Слушания о предоставлении Советскому Союзу статуса «наибольшего благоприятствования в торговле» (MFN) и добавленной к нему «поправки сенатора Джексона», которая связывала принятие этого закона с отменой ограничений на эмиграцию евреев из СССР в Израиль. В свою очередь, новый закон о торговле оказался частью ратификации соглашений между СССР и США о сокращении стратегических вооружений (ОСВ-1), подписанных Брежневым и Никсоном еще в 1972 году. Для участия в Слушаниях на 8 октября был приглашен Жорес Медведев, который в своем выступлении утверждал, что принятие Сенатом «поправки Джексона», неприемлемой для руководства СССР, приведет к отмене не только торговых соглашений, но и всех прежних договоров о сокращении стратегических вооружений, о «разрядке» и к новым ограничениям на эмиграцию из Советского Союза.

«Ордена и отличия нам нужны...» Роль наград в формировании советской идентичности

В публикации на основании эго-документов второй половины 1930-х годов, впервые вводимых в научный оборот, анализируется роль наград в формировании идентичности «нового человека» сталинской эпохи. Отвечая на вопрос о причинах высокой восходящей социальной мобильности советского социума, автор приходит к выводу, что ключевым фактором здесь являлась позитивная идентичность «гомо героикуса», которая во многом формировалась благодаря принадлежности к сообществу «орденоносцев». Особое внимание в публикации уделяется переходу советской наградной системы от элитарности к массовости награждений.

Опасная профессия (продолжение)

Мое выступление 8 октября 1974 г. в Комитете по иностранным делам Сената США обсуждавшего «Поправку Джексона» стало поводом «Открытого письма Лидии Чуковской и Льва Копелева Жоресу Медведеву», сокращенный текст которого передавался иностранными радиостанциями. Авторы письма утверждали, что я возражал выдвижению академика А.Д.Сахарова на Нобелевскую премию мира. Между тем этот вопрос на «Слушаниях» в Сенате не обсуждался. Среди диссидентов в Москве был распространен ложный текст «выступления» Медведева. С середины ноября я был зачислен старшим научным сотрудником Национального Института медицинских исследований в Лондоне и cмог возобновить исследования биохимии старения. Важным событием 1974 года было создание Владимиром Максимовым и Солженицыным журнала «КОНТИНЕНТ». Большое внимание привлекла в декабре 1974 года церемония вручения Нобелевской премии по литературе Александру Солженицыну.

Густав Гусак: Словакия, Чехословакия, СССР. Взгляд из 1945 года и не только

В статье рассказывается о личном знакомстве автора с Гусаком после его реабилитации и снятия обвинения в «буржуазном национализме», рассматриваются обстоятельства его появления в Москве в начале 1945 года, анализируются подготовленные им в это время документы, касающиеся Словацкого национального восстания 1944 года и положения в Словакии, описан второй приезд Гусака в Москву в марте 1945 года для обсуждения программы сформированного здесь чехословацкого правительства, представлены взгляды Гусака на государственно-правовое устройство послевоенной Чехословакии, на положение Словакии в Чехословацкой республике после её восстановления, показано его отношение к СССР.
Появление на Западе в 1974–1975 годах антисоциалистических и религиозно-националистических русских журналов и альманахов новой советской эмиграции, привело к созданию в Москве самиздатного журнала «Двадцатый век», инициатором и редактором которого стал Рой Медведев. Сборники материалов из этого журнала публиковались на Западе на русском, английском, немецком и других языках. Среди авторов журнала преобладали старые большевики, исторические воспоминания которых не могли публиковаться в СССР из-за усилившихся ограничений цензуры. Одним из авторов журнала был Михаил Петрович Якубович, активный участник Октябрьской революции и первых съездов Советов. Его воспоминания о большевистских лидерах периода революции и гражданской войны имели большой исторический интерес. Якубович был арестован в 1930 году, подвергся пыткам и осужден в первом «открытом» процессе сталинского террора. Его воспоминания об этом процессе вошли в одну из глав первого тома эпопеи «Архипелаг ГУЛаг» Александра Солженицына, но с большим числом намеренных искажений. В настоящем очерке рассказывается, каким образом эти искажения удалось исключить из первого массового издания «Архипелага» в журнале «Новый мир» в 1989 году.

Дипломатия Петра I на заключительном этапе русско-турецкой войны 1686–1700 годов. Часть I

В настоящей статье, первой из серии, посвященной дипломатии Петра I на заключительном этапе русско-турецкой войны 1686–1700 годов, прослеживается ход подготовки Карловицкого конгресса, где предстояли сложнейшие переговоры о мире между Священной лигой (Австрия, Венеция, Польша, Россия) и Османской империей. Острые разногласия внутри лагеря союзников придали этому процессу мучительный и непредсказуемый характер.

Дипломатия Петра I на заключительном этапе русско-турецкой войны 1686–1700 годов. Часть II

Во второй части статьи рассматриваются острые перипетии дипломатической борьбы в условиях формально начавшегося Карловицкого конгресса. Прокопий Возницын, скованный отсутствием подробных инструкций Петра, вынужден импровизировать на свой страх и риск. Но благодаря богатому профессиональному опыту и житейской интуиции ему удается избежать ловушек, расставленных австрийскими, английскими и голландскими дипломатами.
Лишение КПСС монополии на власть стимулировало процесс распада СССР по национально-этничеcким границам. Однако проведенный референдум в марте 1991 года подтвердил желание большинства населения сохранения Советского Союза. В июле 1991 года Горбачев срочной поездкой в Лондон предпринял неудачную попытку добиться массивной финансовой поддержки Запада в реформировании экономики СССР. Отсутствие финансовых ресурсов для экономических реформ привели Горбачева и Ельцина к необходимости радикальных политических преобразований путем предоставления каждой республике политической, экономической и финансовой независимости. Разработанный для этого проект преобразования СССР в Союз Суверенных Республик отменял Конституцию СССР.

Дипломатия Петра I на заключительном этапе русско-турецкой войны 1686–1700 годов. Часть III

Третья часть статьи посвящена официальным русско-турецким переговорам в Карловице, которые начались 9 ноября 1698 года. Они проходили крайне трудно, постоянно наталкиваясь на препятствия, возводимые османской делегацией, во многом поддерживаемой австрийцами, англичанами, голландцами. В центре дискуссии была проблема толкования международно-правового принципа uti possidetis, положенного в основу работы Карловицкого конгресса. Автор анализирует аргументацию сторон с точки зрения ее конструктивного или деструктивного потенциала, выясняя также степень убедительности предъявляемый доводов.

Перестройка до основания (продолжение)

Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП) не был создан для захвата власти в стране. Он, напротив, стремился к сохранению СССР и его Конституции. «Переворотом» оказался переход власти в Советском Союзе от правительства СССР к правительству РСФСР и от президента СССР Горбачева к президенту РСФСР Ельцину. Поскольку власть Ельцина не распространялась на союзные республики, республиканские Верховные Советы тоже объявляли их независимость. Функции правительства СССР, многие члены которого были арестованы, перешли в правительству РСФСР, которое не обладало инфраструктурой для управления всеми отраслями экономики, внешней торговлей и Госбанком СССР. Президент СССР Горбачев, восстановленный в должности главы государства, не смог возвратить своих полномочий и сформировать новое правительство. Для руководства страной был создан неконституционный «Государственный Совет», состоявший из лидеров десяти республик. Именно Госсовет принял решение о предоставлении полной независимости прибалтийским республикам, Эстонии, Латвии и Литве, присоединение которых к СССР в 1939 году определялось стратегическими приоритетами начавшейся в Европе Второй Мировой войны.

Дипломатия Петра I на заключительном этапе русско-турецкой войны 1686–1700 годов. Часть IV

В четвертой части статьи речь идет о продолжении бескомпромиссного спора между русскими и турецкими делегатами Карловицкого конгресса. Стороны пытаются нащупать новые способы принудить соперника к уступкам. Прокопий Возницын употреблял весь свой опыт и всю свою изобретательность, чтобы выяснить, где та черта, за которую турки не отойдут. Тем же занимались его оппоненты, опираясь на тайную и явную поддержку англо-голландских посредников. Это и облегчало и затрудняло поиски путей выхода из дипломатического тупика.

Перестройка до основания (продолжение)

Придя к власти после поражения ГКЧП, Ельцин издал указ, прекративший выход основных центральных газет. Сохранилась лишь «Известия», осуществив преобразование из государственной в акционерную газету. Верховный Совет Украины, переименованный в Верховную Раду, объявил полную независимость республики и назначил референдум о выходе из состава СССР. Аналогичные решения принимались и в других советских республиках. Эти решения разрушали единую экономическую структуру СССР и затрудняли работу крупных промышленных предприятий, прежде всего военных, атомных и космических. Запрет деятельности КПСС и КПРФ привел к созданию новых коммунистических и социалистических партий. Одной из них стала Социалистическая партия трудящихся, идейным лидером которой был Р.Медведев. Все члены ГКЧП и Председатель Верховного Совета СССР А.Лукьянов были арестованы. Однако обвинения против них не были юридически сформулированы. СССР существовал, и М.Горбачев сохранял пост его президента. Наиболее острой оказалась проблема выплаты государственных валютных долгов. Референдум на Украине, подтвердивший ее независимость, стал первым актом полного распада СССР.

Дипломатия Петра I на заключительном этапе русско-турецкой войны 1686–1700 годов. Часть V

К началу декабря 1697 года казалось, что вымотанные острейшими дипломатическими схватками и несносными природными условиями участники Карловицкого конгресса все же принудят себя к какому-то компромиссу. Но это была лишь иллюзия. Во многом благодаря твердой позиции Возницына и его умению играть на разногласиях союзников борьба неожиданно разгорелась с новой силой, создавая ситуацию, когда могло случиться всякое из прежде маловероятного.

Перестройка до основания (продолжение)

В начале декабря 1991 года КГБ было реорганизовано в Межреспубликанскую службу безопасности, председателем которой стал Вадим Бакатин. Он передал, как «Акт доброй воли», послу США в Москве чертежи и схемы расположения подслушивающих устройств в новом здании Посольства США в Москве. 7–8 декабря лидеры РСФСР, Украины и Белоруссии – Ельцин, Кравчук и Шушкевич – подписали Декларацию о преобразовании СССР в Содружество Независимых Государств (СНГ). 21 декабря на встрече лидеров республик бывшего СССР в Алма-Ате в состав СНГ вошли 11 республик. Президент СССР Михаил Горбачев 25 декабря объявил о своей отставке. В статье обсуждаются экономические последствия перехода от социалистической экономики к «свободному рынку». С января 1992 года начался рост цен на все товары и услуги, за которым последовал кризис финансовых систем в России и в странах СНГ, а также рост безработицы и снижение жизненного уровня населения. Для решения возникших проблем Борис Ельцин произвел смену руководства правительства РСФСР, которое возглавил Виктор Черномырдин. Новым Председателем Центрального банка РСФСР был назначен Виктор Геращенко.

Дипломатия Петра I на заключительном этапе русско-турецкой войны 1686–1700 годов. Часть VI

В заключительной части статьи описываются события последних десяти дней (6–16 января 1699 г.) работы Карловицкого конгресса и подводятся его неоднозначные итоги для России. Как ни странно, этот короткий период, когда, казалось, дело близилось к благополучной развязке, был исполнен драматического напряжения, чреватого чем угодно. Снял это состояние Прокопий Возницын. 13 января он согласился подписать русско-турецкое перемирие, чем предрешил более или менее успешное завершение конгресса.

Перестройка до основания (окончание)

В середине 1993, в связи с просьбой о выяснении некоторых событий во время Олимпийских игр в Москве в 1980 году, у меня состоялась встреча с Леонидом Шебаршиным, бывшим начальником советской разведки. После отставки он создал частное агентство безопасности для обеспечения охраны новых предприятий, возникавших в результате приватизации. Реформы в экономике и формах собственности требовали изменения систем охраны. На работу в разные охранные службы переходили бывшие сотрудники КГБ, имевшие необходимую квалификацию. В 1993 году в Российской Федерации началась ваучерная приватизация, проекты которой были разработаны Государственным Комитетом по управлению государственным имуществом. В статье дается критика российских методов приватизации и сравнение ее с приватизацией в Великобритании. Возникшие в России экономические проблемы привели к конфликту между президентом Борисом Ельциным и Верховным Советом РФ, которые завершились роспуском российского парламента.

Генеалогия и вызовы XXI века

В статье описаны роль и место генеалогии в современном мире, показано влияние на нее глобализации, компьютерных технологий, успехов генетики и медицины, коммерциализации науки, поиска новых способов изучения прошлого. Рассказано об изменении понятия «род» и новых методиках при трансляции родословной информации, а также о социогенеалогии – новом направлении комплексных историко-генеалогических исследований, которое помогает интегрировать анализ макроисторических процессов и микроисторических событий.

Десять месяцев Абрама Столяра: свердловское руководство в политических водоворотах 1937–1938 годов

В статье рассматриваются управленческие практики партийно-государственной номенклатуры Свердловской области в 1937–1938 гг. в период руководства А.Я.Столяра. Областное руководство во главе со Столяром демонстрировало приверженность политическим преобразованиям Сталина и установкам верховной власти, но в действительности оказывало молчаливо-упорное сопротивление в их реализации по той причине, что эти преобразования ограничивали всевластие региональной партноменклатуры, угрожали ее материальному благополучию и стабильности.

Елизаветградское дело 1869 года. К вопросу о терроризме и радикализме в русском революционном движении конца 1860-х годов

В 1869 г. в г. Елизаветграде Херсонской губернии в поле зрения политической полиции попали несколько бывших участников революционных кружков 1860-х гг., обвиненных автором анонимного письма в подготовке покушения на императора. В ходе долгого следствия они признались в попытке организации в городе склада запрещенных изданий, и «террористическая» версия «Елизаветградского дела» сменилась на «пропагандистскую», подтвердившуюся впоследствии и другими источниками. Некоторые новые факты, не освещенные в литературе, позволяют предполагать, что бывший в Елизаветграде С.Г.Нечаев, встречавшийся там с фигурантами дела, возможно, и был автором анонимного доноса, с целью радикализовать их взгляды и подтолкнуть к конфронтации с властями.

«Художественная пропаганда коммунистических идей...» Государственная политика России в сфере искусства первых постреволюционных лет

В статье анализируются мероприятия, проводимые государственными и партийными органами в первые годы советской власти в области художественного творчества. В первую очередь, это касается деятельности Музыкального, Театрального и Фото-киноотдела Наркомпроса. Выделяются особенности этой деятельности, вызванные обстановкой становления государства диктатуры пролетариата и условиями идущей Гражданской войны.

Революционные эпохи в контексте личного интереса. К столетию великой российской революции 1917 года

Люди способны оставаться самими собой (и в худших, и в лучших своих проявлениях) при любых обстоятельствах. Аксиома «интерес правит миром» остается незыблемой и в приложении ее к революционным эпохам. Причем диапазон такого рода проявлений личного интереса со стороны представителей различных социальных страт и политических сил общества следует признать всеохватывающим. От потребности в духовной самореализации, далекой от мелкого и даже крупного корыстного, иного «прозаического» расчета – до осознанной установки на то, что революционная волна способна поднять «примкнувшего» к ней на другой, несравненно более высокий уровень социальной стратификации. По типу «кто был ничем, тот станет всем». Анализ структуры личных интересов, их содержания, качества, иерархии, сложного переплетения и противостояния в революционную эпоху в сравнении с периодами эволюционного развития позволяет более предметно судить о том, в какой мере революцию можно считать болезненным, но в итоге благотворным, социальным стрессом, а в какой – стадией «коллективного помешательства» отчаявшихся масс, как это сегодня стало модным декларировать.

«Неизвестная» конференция. Англо-американская дипломатия накануне Ялты

В статье повествуется о конференции на Мальте в конце января – начале февраля 1945 г., в ходе которой английские и американские дипломаты и военные обсуждали свои планы, связанные с окончанием войны и переустройством мира. Во время встречи руководители США и Великобритании Рузвельт и Черчилль пытались согласовать общую линию по главным вопросам переговоров с возглавлявшим делегацию СССР Сталиным, которую они хотели бы отстаивать на конференции «большой тройки» в феврале 1945 г. в Ялте.

Организационная структура Сената в 1730–1741 гг.

Рассматривается развитие в 1730–1741 гг. организационно-структурных элементов Сената («присутствие», канцелярия, важнейшие должности, московское отделение), оказавшихся в новой управленческой реальности. Актуальность темы определяется недостаточным вниманием в новейшей литературе к указанной проблематике, которая изучалась специально лишь в дореволюционных позитивистских трудах. На основе делопроизводственного и законодательного материала показано, что организационное устройство Сената пережило в рассматриваемый период ряд трансформаций, обусловленных сиюминутными факторами, связанными с текущими административными нуждами и придворной диспозицией, однако основные звенья ранее сложившейся сенатской организации сохранились.

«Лучшее средство избегнуть революции – это ее совершить»: по страницам дневника князя В.М.Голицина

В статье впервые дан комплексный анализ взглядов кн. В.М.Голицына на революцию в России. Московский городской голова, активный участник революционных событий 1904–1905 гг., он и впоследствии оставался авторитетной фигурой в либеральном движении, фактически примкнув к центристскому течению в нем (между кадетами и октябристами). Президент московского Клуба независимых (1906–1908), член ЦК Партии прогрессистов (1912), Голицын поддерживал объединительные тенденции в среде сторонников «мирного обновления» России, обосновывал необходимость созидательных усилий «умеренной» оппозиции на пути построения правового государства, считал приоритетными сферы образования и культуры, развитие местного самоуправления. По его мнению, революция в России явилась закономерным следствием режима самодержавия; она развивалась на протяжении длительного времени, не ограничиваясь рамками 1905–1907 гг. и событиями 1917 г. Взгляды Голицына по данной проблеме воссозданы на основе его дневника (в значительной мере не опубликованного) за период начала 1900-х – 1918 гг.
Со времен «позднего» Сталина советская номенклатура была поражена латентным антисемитизмом. В последующий период этот системный недуг в значительной мере ослабел, утратив репрессивную составляющую, однако продолжал существовать, проявляясь в основном в виде кадровых ограничений в отношении евреев. Став лидером СССР, Брежнев был вынужден смириться с такой парадигмой, хотя в личном плане не был юдофобом, более того, скорей, даже юдофилом. Но, не решившись на открытое противостояние аппаратному антисемитизму, он тем не менее высказывался в пользу развития в СССР еврейской культуры, симпатизировал и негласно покровительствовал такому видному мастеру эстрадной сатиры, как Аркадий Райкин, и другим представителям творческой интеллигенции еврейского происхождения.

«По правам всего света»: легитимация дворцового переворота 1741 г. и проблема законности воцарения Елизаветы Петровны

Статья посвящена проблеме сочетания в российской политической культуре XVIII в. стремления правящей элиты к идеалу правления по законам и «беззаконных» дворцовых переворотов на материалах легитимации событий 1741 г., приведших к власти Елизавету Петровну. Ряд историков полагает, что Елизавета Петровна строила легитимацию своего восшествия на факте кровного родства с Петром Великим. Как показывается в статье, Елизавета Петровна при обосновании своего воцарения обращалась, прежде всего, к правовым аргументам, а не к тому факту, что ее отцом был Петр I. Таким образом, она уже строила легитимацию по канонам новой светской правовой культуры. В то же время сам факт, что она смогла изобразить дворцовый переворот как торжество законности, был возможен благодаря недостаточной развитости и слабой устойчивости элементов светской правовой культуры.

Брежнев и еврейский вопрос: эмиграция и страсти вокруг поправки Джексона–Вэника

Еврейская эмиграция сыграла важную роль в истории ССCР в последние два десятилетия его существования. Она стала катализатором и лакмусовой бумажкой его деградации и приближавшегося конца. В то же время она явилась разменной монетой в попытке тогдашних руководителей СCCP наладить политическое, экономическое и научно-технологическое сотрудничество с Западом, укрепив тем самым коммунистический режим. Однако произошло обратное: приподняв ради еврейской эмиграции «железный занавес» и нарушив охранительную герметичность советской империи, ее лидеры невольно только ускорили процесс системной энтропии. Ответственность за такое развитие страны во многом ложится на Л.Брежнева – человека в личном плане по-своему достойного, но тщеславно увлекшегося призрачными «развитым социализмом» и «Программой мира» и потому не сумевшего подготовить советское общество к тем судьбоносным испытаниям, с которыми ему пришлось вскоре столкнуться.

«Напряженная динамика эпохи»: танец – особая форма идеологического и физического воспитания первых послереволюционных лет

В статье речь идет о месте общественного танца в быту и досуге рабочего класса в 1920-е годы. Пролетарская молодежь на своих вечеринках исполняла танцы, основанные на фокстроте, что было модно в то время в Европе. Они стали символом мелкобуржуазного влияния, а потому подвергались критике и даже запретам. Советская власть стремилась в рамках создаваемой пролетарской культуры будущего социализма придумать новый массовый танец, соответствующий идеологическим требованиям текущего момента.

Русский рабочий в преддверии революции. Формирование пролетариата России во второй половине XIX – начале XX века

В статье рассматриваются особенности процесса развития рабочего класса России во второй половине XIX – начале ХХ в. Делается вывод о том, что у рабочих крестьянского происхождения продолжала оставаться тесная связь с деревней и сельскохозяйственной деятельностью. Они были привязаны к своей общине и домохозяину. В результате больше половины промышленности размещалось вне городов, а господствующим типом работника стал отхожий крестьянин. В сознании рабочих традиционные общинные установки не вытеснялись буржуазными ценностями и не утрачивались, а трансформировались в рамках новой общности – трудового коллектива, принимая ярко выраженную антибуржуазную направленность. В начале ХХ века в фабрично-заводской промышленности при снижении темпа роста общей численности фабрично-заводского пролетариата сокращались возможности приема рабочей силы из деревни и других в связи с тем, что свободные рабочие места все чаще занимали выходцы из рабочих семей. Это способствовало усилению социально-экономической анклавности рабочего класса, постепенному затуханию процесса пролетаризации и развитию пауперизации.

«Пролетарии» и «буржуи»: иноязычная политическая лексика в крестьянских «письмах во власть» 1920-х годов

В статье рассматривается процесс изменения семантического поля единиц иноязычной политической лексики в крестьянской среде в 1920-е годы. На примере пары «буржуазия» и «пролетариат» исследуется вопрос о трансформации идеологической компоненты политических понятий под воздействием внеязыковых факторов. Крестьянские «письма во власть» представляют особый интерес для изучения подвижности семантики политической лексики в революционной и постреволюционной России, поскольку крестьяне являлись самой малограмотной и политически не просвещенной группой населения. Использование крестьянами новой иноязычной политической лексики рассматривается как базовая модель усвоения простым населением основ советского «новояза».

«Письма во власть» как модус религиозного диссидентства в Брежневскую эпоху

Статья посвящена изучению феномена коммуникации между религиозным диссидентским движением российских протестантов во главе с Советом церквей евангельских христиан-баптистов и властью в брежневскую эпоху. На основании «писем во власть» верующих и документов Совета по делам религий при Совете Министров СССР за 1964–1982 гг. сделан вывод о формировании новой модели взаимоотношений между советской властью и протестантскими организациями. Протестанты остро реагировали на любые ограничения религиозных свобод, используя для этого коллективные письменные обращения, адресованные как советским властям, так и международным организациям. В результате «письма во власть» превратились в эффективный инструмент публичной защиты прав верующих. Власть в свою очередь внимательно отслеживала апелляции верующих и реагировала на них в целях определенной коррекции государственной религиозной политики.

Политические настроения в российском обществе в начале XX века. По материалам писем к Иоанну Кронштадтскому

В статье рассматриваются политические настроения в российском обществе начала ХХ века на материалах писем к Иоанну Кронштадтскому (1829–1908 гг.), которые хранятся в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга. Поскольку авторы писем принадлежали к разнообразным сословиям и политическим лагерям, письма отражают широкий спектр общественных взглядов. Выступления Иоанна Кронштадтского против Льва Толстого были темой обширной корреспонденции, при этом антитолстовские настроения авторов писем стали индикатором недовольства ситуацией в стране в целом. В статье делается вывод, что документы дают наиболее полное представление о настроениях консервативной части российского общества, представители которой считали важным следование традициям и сохранение роли Православной церкви в обществе.

Из жизни «старой гвардии». Общество старых большевиков как опыт политической адаптации революционеров (1922–1935 гг.)

В статье изучены основные проблемы становления и функционирования Общества старых большевиков – организации, объединившей практически всю политическую элиту послереволюционной Советской России. В статье раскрыты причины создания Общества в 1922 г., проанализирована его структура, социальный состав, а также ключевые направления деятельности (культурно-просветительное, издательское, социальное). Особый акцент в публикации сделан на роли организации и ее членов в политических процессах 1920 – первой половины 1930-х годов, выдвинута гипотеза о причинах ликвидации Общества в 1935 г.

Небольшое отступление от правил или вызов сталинской системе власти? О некоторых аспектах «ленинградского дела»

В статье рассматриваются некоторые обвинения, предъявленные основным фигурантам так называемого «ленинградского дела» – одного из крупных политических дел «периода позднего сталинизма». Воплощение в жизнь идеи о создании руководящего партийного органа РСФСР, которую вынашивали «ленинградцы», осознавали они это или нет, повлекло бы за собой значительные подвижки в высшем руководстве СССР, перераспределение полномочий в высших органах власти и появление там одной из самых влиятельных фигур. Фальсификация итогов тайного голосования на ленинградской партконференции 1948 года не только явилась следствием склонности к нарушениям законности и самовозвеличиванию среди ленинградского начальства. Угроза для сталинской системы власти заключалась в том, что «ленинградцы» продемонстрировали способ свести на нет систему тайного голосования в партийных организациях, которая была внедрена Сталиным в 1937 году как один из основных элементов «внутрипартийной демократии».

Крым в германской «Восточной политике»: основные изменения в контексте оккупаций 1918 и 1941–1944 годов

В статье анализируются изменения в германской «восточной политике», которые произошли между двумя мировыми войнами. Данные изменения прослеживаются на примере двух оккупаций Крымского полуострова в 1918 и 1941–1944 годах. На основе широкого круга источников и литературы определены аспекты, изучение которых способствует выявлению основных тенденций в изменениях германской «восточной политики». Рассмотрены цели и задачи германского военно-политического руководства относительно Крыма в ходе обеих оккупаций, административные формы управления захваченными территориями, отношение населения к оккупантам и оккупантов к населению. На примере таких проявлений этого отношения, как коллаборационизм, Движение Сопротивления, террор, национальный фактор обоснован вывод, что германская «восточная политика» практически оставалась неизменной на протяжении всей первой половины XX века. Однако менялись ее методы, что было обусловлено нацистской идеологией, а также тем, что в отличие от 1918 г., в 1941–1944 г. жители Крыма представляли собой совсем другую общность – советских людей.

О некоторых аспектах «Ленинградского дела»

В статье предыдущего номера журнала А.В.Сушков отмечает, что отсутствует полноценное исследование причины «ленинградского дела» и останавливается на двух обвинениях, предъявленных ленинградским руководителям: на попытках создания Российской коммунистической партии или Бюро ЦК ВКП (б) по РСФСР и на фальсификации результатов выборов в состав горкома и обкома ВКП (б) на конференции ленинградской партийной организации в декабре 1948 г. Данная статья рассматривает эти малоизученные аспекты «ленинградского дела» и показывает, что они были не причинами снятия ленинградских руководителей, а только поводами для этого.

О некоторых тенденциях осмысления Первой мировой войны, революции и большевизма современниками

Осмысление современниками переломного периода в истории России и мира, начало которому положила Первая мировая война, имело свои особенности. Выявление их в свете происходящих в настоящее время дискуссий позволяет оценить сделанные тогда выводы, составившие первооснову последующего изучения. В этот ряд включены и предчувствия представителей творческой интеллигенции. Среди вопросов, впервые затронутых современниками, но остающихся научно актуальными, – уровень модернизации России, достигнутый к 1914 г.; место эсхатологии в духовной атмосфере предвоенных и военных лет; соотношение революции и мировой войны; феномен большевизма в связи с войной и др.

«Вредительство» на объектах военной промышленности СССР (конец 1920-х – начало 1940 годов)

Статья продолжает традиции изучения политического контроля, технологий и меха-низмов власти, административных приемов и стратегий, использовавшихся сталинским режимом в 1920–1940-е гг. Автор сфокусировал внимание на определенном аспекте – «правом оппортунизме», который рассматривается как государственно-политическое преступление и универсальная идеологема, позволявшая осуществлять информационно-когнитивную «диверсию», сегрегацию общества на «своих» и «чужих». Анализируется генезис, сущность этого феномена в политическом дискурсе и историографии, а также деятельность специализированных структур по борьбе с одним из проявлений «правого оппортунизма» – «вредительством» на объектах военной промышленности. По итогам исследования делается вывод о том, что «антивредительская» кампания и применявшиеся в рамках ее методы контрольно-репрессивного давления в их совокупности можно рассматривать как политико-технологический, операциональный и идейно-методологический фундамент сталинской диктатуры и системы управления советским государством.

О некоторых тенденциях осмысления Первой мировой войны, революции и большевизма современниками

В продолжение размышлений об особенностях осмысления современниками переломного периода в истории России, связанного с Первой мировой войной, автор обращает внимание на восприятие проблемы патриотизма до и после 1917 г., различные трактовки большевизма как политического феномена. Характеристика углубления раскола в среде деятелей культуры включает в себя анализ общественно-политической позиции А.Блока и других т.н. «интеллигентов-перебежчиков». Ставится вопрос о том, можно ли видеть в «принятии» Октября полное одобрение идеологии большевизма. Обосновывается вывод о том, что наблюдательность и интуиция писателей, погруженных в бытие новой России, позволяли им в иных случаях точнее определить вектор развития советского государства и общества, чем сумели это тогда же сделать эмигранты – сменовеховцы и евразийцы. Подчеркивается, что во многом отношение к большевизму с позиций защиты культуры зависело от принадлежности к тому или иному поколению.

Общественное движение в России (методологические и историографические проблемы)

Статья посвящена становлению общественного движения в России, его формам и практикам. В статье впервые в историографии дается определение общественного движения, выделяются и характеризуются его этапы. Большое внимание уделяется современной историографической ситуации, а также намечаются перспективы дальнейшего изучения общественного движения.

«От вашего поведения теперь, по-моему, очень многое зависит... Ваш Плеханов». Эпизоды совпадения политических позиций Георгия Пятакова и Георгия Плеханова

В статье прослеживаются взгляды и позиции двух деятелей российской социал-демократии Г.В.Плеханова и Г.Л.Пятакова, оказавшихся достаточно близкими в двух очень ответственных ситуациях – в 1912 году, когда кризис в пролетарской партии достигал предельного значения, и в момент выбора стратегии революционного движения весной 1917 г. Воссоздаваемые эпизоды показывают всю сложность общественных процессов, неоднозначность выбора векторов исторического прогресса.

Власть и казачество в эпоху «Великих реформ» Александра II (1860–1870-е гг.): историографические заметки

В статье рассматривается историография взаимоотношения власти и казачества в эпоху «Великих реформ» Александра II (1860–1870-е гг.). Для анализа соответствующей исторической литературы в качестве приоритетного автором избран такой угол зрения, при котором акцент смещается в сторону центральной власти. Однако такой подход не предполагает абсолютного доминирования точки зрения центра на казачью политику при ее анализе и описании. Несмотря на выставленные ограничительные рамки, был найден существенный задел в историографии, отражающий различные аспекты взаимодействия власти и казачества в 1860–1870-х годах. В статье раскрывается содержание наиболее важных трудов по истории казачества дореволюционного периода.

«Отвоевать все мировые рекорды!» Роль комсомола и его генерального секретаря А.В.Косарева в становлении и развитии советского спорта в 1930-е гг.

Главная цель данной статьи состоит в том, чтобы осветить роль комcoмола и его генерального секретаря А.В.Косарева в становлении и развитии советского спорта в предвоенное десятилетие. При этом особое внимание будет уделено вопросу о мотивах, побудивших руководство комсомола активно вмешаться в дела физкультуры и спорта, конфликтах с другими организациями и надеждах, связанных с этим шагом.

Парадоксы модернизации. Идея законности в политической культуре пореформенной России

В статье обосновывается невозможность для власти во второй половине XIX в. опереться в своей деятельности на общественные структуры, в результате чего в пореформенной России сохранялись сильные этатистские тенденции, а двигателем процесса реформирования оставалась бюрократия. Среди ее представителей, особенно на высших ступенях чиновной лестницы, было много юристов, что способствовало проявлению правового сознания в законодательной сфере, повышенному вниманию к соблюдению юридических норм. Временами это происходило за счет сужения других функций государства, в частности – при возникавших противоречиях часто игнорировались вопросы социальной защиты. Возвращение к ним внимания бюрократов-реформаторов обусловливалось, главным образом, возможностью социальных потрясений.
ключевые слова: законность; социальные функции; реформы; бюрократия; государственный совет.

Особенности формирования украино-российской границы в 1917–1919 гг.

Статья освещает вопросы начального этапа формирования российско-украинской границы в 1917–1919-х гг. Она основана на изучении архивных документов, современных публикаций ведущих специалистов. Автор отмечает, что сложившийся в приграничных районах смешанный состав населения осложнял проведение границ строго по этническим принципам. Территориальный спор приостановился в 1919 г. с подписанием Украиной Договора о границах с Российской Социалистической Советской Республикой, где стороны подтвердили целесообразность дореволюционного губернского административно-территориального деления.
ключевые слова: Украинская Центральная Рада; Гетьманат; Украинская ССР; РСФСР; Всевеликое войско Донское; украино-российская граница.

Радикальный индуктивизм Истпрофов в контексте раннесоветской историографии

Данная статья посвящена анализу теоретических и методологических подходов, которым следовали в своей работе Комиссии по истории профессионального движения в России (Истпрофы), работавшие в структуре советских профсоюзов в 1920-е гг. Руководящей идеей занятий Истпрофов был радикальный индуктивизм, то есть представление о том, что работа историка должна четко разделяться на два этапа: 1) сбор фактического материала и 2) анализ этого материала и выявление закономерностей исторического процесса. Хотя они никогда не противоречили открыто «линии партии», Истпрофы таким образом развивали исследовательский проект, альтернативный формировавшейся догме.
ключевые слова: Истпроф; профсоюзы; историография; теория и методология истории.

Власть и казачество в эпоху «Великих реформ» Александра II (1860–1870-е гг.): историографические заметки (окончание)

В статье продолжен критический анализ историографии взаимоотношения власти и казачества в эпоху «Великих реформ» Александра II (1860–1870-е гг.). Исследование охватывает труды советских историков, историков-эмигрантов, а также представителей современной российской и зарубежной историографии. В рассмотренных произведениях разбираются действия центральной власти по разработке и продвижению правительственного курса, который эволюционирует от внедрения основ «гражданственности» на казачьих землях в 1860-х гг., до возвращения к доминированию милитаристских принципов в укладе казачьей жизни в 1870-х годах. В статье указаны возможные новые перспективные темы в изучении казачьей истории не только эпохи «Великих реформ», но и всей II половины XIX века.
ключевые слова: историография; казачьи войска; «Великие реформы»; Александр II; правительственная политика; Военное министерство.

Власть против революции: проекты силового преодоления революционного кризиса 1905 г. в России

В статье рассматриваются проекты силового подавления революционного движения в России, которые разрабатывались представителями высшей бюрократии в 1905 г. Особое внимание уделяется трансформации отношения чиновников к репрессиям как средству преодоления революционного кризиса, а также факторам, оказавшим наибольшее влияние на эту трансформацию. На основании проведенного исследования делается вывод о том, что силовые методы борьбы с революцией становятся основным инструментом власти лишь в ноябре 1905 г., в то время как ранее репрессивная политика носила преимущественно декларативный характер.
ключевые слова: Первая русская революция; 1905 год; высшая бюрократия; репрессии; С.Ю.Витте; П.Н.Дурново.

Типология единства: литературные сообщества конца XIX – начала XX веков

В статье речь идет о литературных сообществах и группировках конца XIX – начала ХХ вв. Анализируются условия их существования в дореволюционной России и СССР, взаимоотношения с властью, особенности организации советского литературного быта. Делается вывод о том, что литературная борьба 1920-х – начала 1930-х гг. была обусловлена стремлением писателей найти и предложить власти собственное «уникальное торговое предложение», добиться гегемонии в литературе, получить право решать, как именно следует выражать большевистскую идеологию.
ключевые слова: символисты, кубофутуристы, комфуты, имажинисты, акмеисты, РАПП, «Перевал».